27 июня

Александр Гончаренко: История не учит?

Блог председателя Алтайского краевого отделения партии «ЯБЛОКО»

Видимо, вдохновленная социологическим опросом, молодой лидер коммунистов в Алтайском крае Мария Прусакова, как сообщают СМИ, вышла с обращением в краевое правительство с просьбой выделить место в Барнауле для установления бюста Иосифа Сталина.

Возможно, молодая дама плохо знает историю своего края, иначе бы она воздержалось от этой просьбы.

По данным Международного фонда реабилитации и помощи жертвам сталинизма, с 1919 по 1975 годы в Алтайском крае было подвергнуто различным видам политических репрессий более 150 тыс. человек, из них осуждено свыше 40 тыс. и почти 15 тысяч расстреляно.

В книге «1937-й», изданной партией «ЯБЛОКО» при поддержке Международного общества «Мемориал», приводится документ под грифом «строго секретно» за подписью секретаря ЦК И. Сталина №П51/94 от 3 июня 1937 г. тов. Ежову, секретарям обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартий, в котором сказано: «Замечено, что большая часть бывших кулаков и уголовников, высланных одно время из разных областей в северные и сибирские районы, а потом по истечению срока высылки, вернувшихся в свои области, - являются главными зачинщиками всякого рода антисоветских и диверсионных преступлений … ЦК предлагает … взять на учет всех возвратившихся с тем, чтобы наиболее враждебные были немедленно арестованы и были через тройки расстреляны, а остальные высланы. Предлагается всю операцию закончить до 15 марта 1938 года. Далее был подготовлен оперативный приказ народного комиссара внутренних дел Н. Ежова от 30-го июля 1937 г. №00447, который предписывал операцию начать с 5 августа 1937 г. и закончить в четырехмесячный срок. Были выделены две категории репрессированных.

К первой относились все наиболее враждебные элементы. Они подлежали немедленному аресту, и по рассмотрению их дел на тройках – РАССТРЕЛУ. В документе так и написано, т.е. даже формально не предусматривалось иного вердикта, только расстрел.

Ко второй категории относили менее активных, но все же враждебных, по мнению троек, элементов. Для данной категории лиц, было предусмотрено два решения, либо лагерь на срок от 8 до 10 лет или на тот же срок тюрьма.

Для Западно-Сибирского края, куда тогда входила территория Алтайского края, была выделена разнарядка на 17 000 человек, из них 5 000 относились к первой – расстрельной категории.

Если учесть, что вышеназванный приказ предусматривал предварительный сбор компрометирующих материалов, а тройка рассматривает дела на каждого арестованного или группы арестованных, в отдельности, то становится понятно, что суд в данном случае действительно был скорым — не более 5 минут.

Видимо, таким быстрым, но несправедливым судом однажды осудили одного из моих двоюродных прадедов. Вся антисоветская деятельность которого заключалась в умении катать (валять) валенки. Остались многочисленные один одного меньше ребятишки, но разве тов. И. Сталина это волновало.

Если у г-жи Прусаковой кто-то из предков был репрессирован, то с такой памятью во власть по медицинским показаниям просто пускать нельзя.

Хотя возможно ее предки как раз и занимались репрессиями или приводили решения троек в исполнение, и ей сегодня хочется вернуться к ремеслу предков?

У нашего земляка известного поэта Роберта Рождественского есть такие строки:

На полях проталинки,

дышит воля вольная…

Полстраны — этапники.

Полстраны — конвойные.

В перестроечные годы в одном из журналов я впервые увидел фотографию, на которой застыл коленопреклоненный в знак покаяния канцлер ФРГ Вилли Брандт перед памятником героям и жертвам восстания в еврейском гетто Варшавы. Шел дождь, был 1970 год. Этим символическим жестом он просил прощения за преступления нацистского режима перед человечеством.

К сожалению, сталинизм нашим обществом не был осужден, что сохраняет опасность повторения его преступлений, а значить стихи Роберта Рождественского: «Полстраны уже сидит, полстраны готовится», могут вновь стать актуальными.

 

Член бюро партии Яблоко. Председатель Алтайского краевого отделения партии. Почетный президент ОНК Алтайского края. Лауреат премии Московской Хельсинкской группы в области защиты прав человека.