11 марта 2014
Блог Григория Семенова

Григорий Семенов: Люди гибнут за... метан

Репортажи из Украины сохраняют лидирующие места в новостийных блоках многих телеканалов мира. Не утихают дискуссии относительно присутствия «неопознанных» войск в Крыму: оправдано оно идеей защиты русскоязычного населения или нет. Попробуем взглянуть на ситуацию с другой стороны и выяснить — есть ли в Крыму нечто более ценное для России, чем русскоязычное население.?

С чем ассоциируется Крым у большинства жителей бывшего СССР? Море, солнце, пляжи, фрукты, вино, памятники архитектуры... Все это так. А как насчет полезных ископаемых? Об этом задумывается лишь узкая группа специалистов. И напрасно! Речь пойдет даже не о так называемом месторождении Палласа в Керченском проливе. Все гораздо серьезнее и интереснее. Чтобы разобраться в проблеме, вернемся на несколько десятилетий в прошлое.

Все, конечно, слышали о Большом Крымском землетрясении 11 сентября 1927 года. Чаще всего — благодаря популярной книге Ильфа и Петрова. Так вот, пока Бендер и Воробьянинов спасали себя и свой драгоценный стул, ученые отметили несколько гигантских вспышек пламени в Черном море. Огненные столбы близ южного берега Крыма наблюдались и несколько недель спустя. Геологи диагностировали это явление как взрывы метана. Того самого газа, который именуется «природным», добывается в скважинах и отапливает наши дома.

О необычности Черного моря — обильном выделении газа со дна — геологи знали давно. Этот факт отмечали еще древние римляне, создававшие свои колонии на месте нынешних Болгарии и Румынии. Наблюдения начала прошлого века только укрепили гипотезу о существовании гигантских резервуаров метана под дном Черного моря. Впрочем, никакого прикладного значения в те времена эта гипотеза не имела.

Несколько позже, в 1940-е годы, советские ученые предположили, что в полярных районах вечной мерзлоты присутствуют залежи гидрата метана. Гидраты — молекулярные соединения газов с водой. Чаще всего в природе встречаются гидраты метана. Гидраты образуются при низкой температуре или при высоком давлении и внешне напоминают прессованный снег. При повышении температуры или понижении давления гидраты распадаются на воду и газ. В 1960-е годы первые месторождения гидратов были обнаружены на севере СССР. Кроме того, выяснилось, что гидраты присутствуют и под дном морей и океанов — в силу высокого давления. Теперь изучение гидратов велось уже под чисто практическом углом зрения — в них увидели потенциальный источник топлива.

Впрочем, обнаруженные в Тюмени, Уренгое и других северных районах месторождения «чистого» газообразного метана отодвинули идеи о разработке гидратов. Их добычу сочли нерентабельной. А сибирский газ уже к началу 1970-х годов стал источником твердой валюты. Соглашение «Газ - трубы» положило начало газовой эры в международной экономике.

К теме гидратов большая геологическая наука вернулась почти 20 лет спустя, когда стала очевидной скорая исчерпаемость существующих газовых месторождений. В 1988-89 году экспедиции Министерства геологии и АН СССР обнаружили залежи гидрата метана на шельфе Черного моря. Объем метана в залежах оценили в 100 трлн. кубометров. Для сравнения — третье по величине в мире (после месторождений Ирака и Туркмении) Уренгойское месторождение оценивается в 16 трлн. кубометров газа.

Однако вскоре общесоюзные исследования в этой области были прекращены ввиду распада Советского Союза. В первые годы независимости украинские ученые продолжали разрабатывать тему самостоятельно. Они оценили, что на украинском шельфе находятся, по самым осторожным оценкам, 25 трлн. кубометров метана. Если учесть, что вся экономика Украины потребляет сейчас примерно 50 млрд. кубометров, то черноморские запасы могли бы обеспечить страну на 500 лет вперед, безо всякой необходимости импорта. Идея была выведена на государственный уровень и в 1993 году появилось постановление Правительства Украины о поисках гидратных месторождений и путей их экономического использования. Увы, оно так и осталось на бумаге. Было решено, что покупать газ в России и транспортировать его дальше в Западную Европу выгоднее. Уже в 2011 году в новой Национальной программе освоения природных ресурсов до 2030 года о гидратах не было ни слова. Публикации на эту тему стали уделом лишь специализированных научных изданий.

Исследования продолжились в других странах — России, Германии, Франции, США и Японии. Постепенно ученые нарисовали такую картину: Самые крупные месторождения гидрата расположены вдоль Атлантического и Тихоокеанского берегов США и Канады, у берегов Китая и Японии. Есть они в Северном море, у берегов Норвегии, а также на суше — на севере Восточной Сибири. В Европе самым крупным и самым перспективным для разработки (в силу близости к потребителю) является именно черноморский бассейн. Причем первым на очереди геологи называют месторождение впадины Сорокина — близ южного берега Крыма. А общие запасы метана во всех уже разведанных месторождениях могут обеспечить потребности мировой экономики на 6000 лет, в то время как «традиционные» месторождения природного газа могут иссякнуть уже через десятки лет.

Наивно предполагать, конечно, что газ с черноморского дна придет в европейские дома уже завтра. Технологии добычи гидратов находятся еще в стадии эксперимента. Есть немало технических проблем, которые предстоит преодолеть, да и вопросы с точки зрения экологии тоже имеются. Но если мировая промышленность, транспорт и энергетика сохранят свою «метановую ориентацию», наше будущее там — на дне морском. И потому ученые не жалеют сил, а правительства развитых стран — денег на исследования. И усилия уже дают первые плоды — в марте 2013 года японская правительственная корпорация JOGMEC объявила об успешном начале добычи метана из залежей гидрата в море.

Из геологического экскурса вернемся в политику. В 2008 году российско-грузинская война унесла сотни жизней. Официальным предлогом стала защита населения Абхазии и Южной Осетии, в том числе — проживающих там граждан России. В результате Грузия потеряла почти половину своей береговой линии. Сегодня в Крыму ставится вопрос не только о выходе из состава Украины, но и о вхождении в состав РФ. Причина — та же.

Невольно возникает вопрос: почему Россия столь активно отстаивает права соотечественников именно в черноморских странах? Игнорируя при этом информацию о более чем бедственном положении русскоговорящих в Средней Азии, прежде всего — в Туркменистане?

Ответ буквально вертится на языке. Интересы «Газпрома» в разработке существующих месторождений в Средней Азии обеспечены прочно и надолго. В Черном море — совсем другое дело. Огромные запасы гидрата метана, которые уже в ближайшее десятилетие могут стать основой газодобычи, буквально уплывают из рук. Болгария и Румыния уже вступили в ЕС. Турция и Грузия давно туда просятся. Украинцы ради членства в ЕС пошли на баррикады. Если процесс пойдет и дальше, Черное море может стать практически внутренним морем Евросоюза. Европа из покупателя газа превратится в экспортера, а мощный инструмент влияния будет навсегда утерян.

Пророссийские активисты в Севастополе и Симферополе с триколорами в руках готовы свернуть горы ради вожделенных российских паспортов. Отбросив прочь мысли о том, что другие этносы Крыма их устремлений вовсе не разделяют. Как и значительная часть русских, впрочем. Они создают «отряды самообороны» и готовы вступить в бой. Увы, увы, увы... Им и в голову не приходит мысль о том, что готовность российских властей противостоять всему миру продиктована, скорее всего, не теми целями, которые ежедневно декларируются в СМИ.

Очень хочется надеяться, что наша статья поможет хоть некоторым из них более трезво взглянуть на происходящее.