23 июля 2018
Блог Александра Гнездилова

Налоговая политика: обеспечить стабильность и создать возможности

Александр Гнездилов – об альтернативе «Яблока» планам правительства

На прошлой неделе Государственная дума одобрила во втором чтении повышение НДС с 18 до 20%. Ранее Министерство финансов направило туда проект ежегодного программного документа — «Основных направлений бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2019 год и плановый период 2020 и 2021 годов». Документ предусматривает, что рост НДС должен приносить 630 миллиардов рублей ежегодно. Кроме того, порядка 11 неналоговых платежей могут до конца 2018 года стать налогами, а возможности регионов предоставлять налоговые льготы предпринимателям предлагается заметно сократить. Существуют ли альтернативные предложения у партии «Яблоко»? Да, они есть.

О «Новой бюджетной политике», которую предлагает «Яблоко», много говорилось в ходе специальной общероссийской кампании в октябре-декабре 2017 года. Вкратце напомню, что это

- пересмотр приоритетов федерального бюджета. Ими должны стать медицина, образование, культура, наука;

- бюджетный федерализм. «Яблоко» предложило новое распределение налоговых поступлений между центром и регионами — в пользу обустройства жизни на местах;

- третий пункт, вытекающий из двух первых: отказ от ликвидации социальной сферы в регионах, происходящий сейчас под предлогом «оптимизации»;

- настоящая оптимизация в виде сокращения ненужных и неээфективных расходов бюджета. Это, например, и списание другим странам их многомиллиардных долгов, и содержание непризнанных государств на территории СНГ, и расходы на военные действия в Украине и Сирии, и затраты на пропагандистские СМИ, и огромные представительские и пиаровские расходы на затеи вроде фонтана в Грозном.

Тем не менее, говоря откровенно, основная проблема бюджетной и налоговой политики в России не в том даже, что деньги распределяются не так. А в том, что этих денег в принципе очень мало. России нужен подъем национальной экономики, который и сам по себе, и через бюджетную систему даст россиянам рост уровня их жизни.

В чем задача государства? По данным Счетной палаты, нарушения при использовании бюджетных средств достигли в 2017 году почти 2 триллионов рублей (1,865 трлн., чтобы быть точным). Это означает, что государство с таким низким уровнем эффективности не может одно запустить рост экономики при помощи, допустим, инвестиций из бюджета. «Разворуют», говоря обывательским языком.

Задача ремонта и исправления государственной машины, создания современного и эффективного государства в России — не столько бюрократическая, сколько общественная. Усилий сверху хватить не может при любой фамилии президента: слишком велики страна и госаппарат. Эту задачу сдвинут с мертвой точки активное участие и контроль гражданского общества. Инструменты такого участия и контроля хорошо известны: разделение властей (в том числе сильный парламентаризм и независимый суд), свобода слова и независимые СМИ, свободная работа некоммерческих и неправительственных организаций, свободное, без страха, финансирование различных, в том числе — и оппозиционных, партий. И так далее — вплоть до возможностей спокойно работать независимым социологам.

Пока задача создания эффективного государства не решена в должной степени, лучшее, что может сделать государство для подъема экономики: создавать условия. Я бы сказал, что в нашей современной ситуации в понятие «условий» входят прежде всего две составные части. Первая из них — это стабильность и предсказуемость. Вторая — это возможности и перспективы.

Государство должно гарантировать стабильность в стране и на ее границах предсказуемостью своей внутренней и внешней политики. Это означает завершение ненужной для благополучия страны конфронтации с внешним миром. Именно ожесточение этой конфронтации, начиная с 2014 года, принесло нашей стране проблемы в виде падения курса рубля, санкций, антисанкций и так далее. Война с Украиной, Крым и Донбасс тяжким грузом легли на бюджет страны, залезли в карман практически каждого человека, кроме небольшой кучки беспринципных стервятников войны — олигархов, высших чиновников и продажных журналистов. Этот курс должен быть завершен.

Внешнюю и внутреннюю политику следует проводить без резких и внезапных разворотов, чтобы люди могли планировать будущее, не боясь потерять свои деньги из-за очередной авантюры президента, затеянной для поднятия рейтинга и отвлечения общественного внимания от внутренних проблем. Благополучие граждан, их уровень доходов и качество жизни не должны приноситься в жертву корысти людей во власти, их амбициям или искренним идеологическим воззрениям. Создание условий для экономики — не только прямая обязанность профильных ведомств, но и важная задача для таких государственных структур, как, например, Министерство иностранных дел, Совет безопасности, Федеральная служба безопасности, Следственный комитет и Генеральная прокуратура.

Предсказуемость государственной политики и ее подчинение экономическим интересам большинства граждан — важнейший фактор для установления атмосферы доверия в стране. Значимость доверия для привлечения инвестиций, для развития экономики и для обустройства достойной жизни десятков миллионов граждан в России — просто невозможно переоценить.

Нужно отметить, что, конечно, доверие — это, помимо прочего, и вопрос персональный. Едва ли оно может восстановиться по отношению к политику, нарушившему взятые на себя международные обязательства. То же верно и в отношении политика, сразу после выборов и переназначения правительства, приступившему к повышению пенсионного возраста.

Стабильность и предсказуемость политики повлияет на такие важнейшие показатели, как приток инвестиций в страну и, напротив, уменьшение оттока капитала из России. Чистый отток капитала из России в 2017 году превысил 31 миллиард долларов. Он вырос почти вдвое по сравнению с 2016 годом: тогда из страны утекло менее 20 миллиардов $. Рекорд же оттока был установлен в 2014 году: более 152 миллиардов. Это подтверждает мое утверждение о прямой связи внешнеполитического курса руководства страны с положением дел в экономике. Для сравнения: в наиболее благоприятные 2006 и 2007 годы Россия оказывалась даже в плюсе: в нашу страну в эти годы пришло 44 и 88 миллиардов долларов соответственно.

Эти цифры показывают: даже если поставить перед собой задачу, не меняя кардинально самой нынешней экономической системы, просто обеспечить ей стабильность политических условий, Россия может получить дополнительные 50-100-150 миллиардов долларов в свою экономику. Для бюджета это вполне сопоставимо с эффектом от повышения пенсионного возраста или с выручкой от роста НДС.

Неужели правительственные экономисты и финансисты не понимают и не знают этого? Напротив, они прекрасно всё это знают. Но страшно боятся за свое теплое кресло, которого лишатся, если прямо скажут президенту Путину, что ему следует отказаться от проводимого курса внешней и внутренней политики, а для пущего восстановления доверия у инвесторов к России — просто подать в отставку, вместе со своими ключевыми соратниками-«ястребами», вроде Лаврова, Патрушева и так далее.

Теперь, увидев возможный эффект от установления одной только стабильности, можно обсудить и создание дополнительных возможностей. Опять-таки, ключевыми из них являются такие важнейшие институты, как, например, частная собственность и независимый суд, который предоставит бизнесу честный арбитраж и гарантии от злоупотреблений госчиновников и приближенных к ним лиц. Здесь, например, было бы нужно сказать о воссоздании ликвидированного несколько лет назад Высшего арбитражного суда. Но даже и эти, на самом деле ключевые и решающие, вопросы о независимости и компетентности судебной власти, о гарантиях частной собственности (включая и общественное уважение к ней) — я оставлю сейчас в стороне. Обсудим вкратце только фискальную политику, в частности — ставки налогов и сборов.

Общеизвестно: «кризис — время снижать налоги». Но не для всех. Огромные и неэффективные государственные и около-государственные сырьевые кампании и так чувствуют себя неплохо. Зарплаты их топ-менеджеров давно стали притчей во языцех. Налоговые льготы, недоплаченные в бюджет дивиденды, непрофильные активы, недостаточная прозрачность и низкая эффективность — по каждому из пунктов есть, что обсудить.

Поэтому правильной представляется идея Григория Явлинского о необходимости параллельного существования в России двух налоговых (и шире - экономических) режимов в России. Один для бизнеса, который работает с недрами, прежде всего — с нефтью и газом. Второй для всех остальных, тех, кому и должно государство создавать возможности.

В налоговом отношении — как минимум, гарантировать, что в ближайшие 5-6 лет ключевые налоги (кроме налога на добычу полезных ископаемых — НДПИ) расти не будут. Более того, перспективной представляется идея предложить налогоплательщикам схему под названием «Чем больше — тем меньше». Если по какому-то из трех основных налогов (подоходному (НДФЛ), на добавленную стоимость (НДС) и на прибыль) собираемость за год выросла больше, чем на «5% + инфляция» — то на будущий год его ставка понижается на 0,5%. То есть: если, допустим, в 2017 году официальная инфляция в России составила 2,5%, а сумма собранного подоходного налога за этот год превысит показатель 2016-го на 7,5% и более, то в 2018 году принимается решение о снижении ставки НДФЛ на 2019 год с 13 до 12,5%.

Таким образом, за один 6-летний президентский срок максимальное снижение всех трех основных налогов составит - 3% ставки каждого. НДФЛ может снизиться с 13 до 10%, НДС — с 18 до 15%, налог на прибыль — с 20 до 17%. Это мощнейший стимул для уплаты налогов и развития своего бизнеса. При этом, даже в случае максимального снижения ставок трех налогов, они окажутся выше, чем, например, в Казахстане. Важно, что условием снижения выступает рост фактического объема собираемого налога, уверенно опережающий инфляцию. Это означает, что снижение ставки не ударит по бюджетным обязательствам, прежде всего социальным. В отношении последних «Яблоко», начиная с 2016 года, предлагает принятие закона о защищенных статьях бюджета, не подлежащих секвестру.

При этом, чтобы обеспечить действительный бюджетный федерализм и сильное местное самоуправление, на президентских выборах Григорием Явлинским было предложено (https://www.yabloko.ru/regnews/Tatarstan/2017/12/06) новое распределение налогов и акцизов между центром, регионами и муниципалитетами. Так, муниципалитеты должны получать 67% подоходного налога, треть отойдет регионам. Муниципалитеты должны получить и 60% налога на прибыль (30% — регионам, 10% — федеральному центру). Зато регионы смогут получить немалую долю от НДС. Отчисления от крупного бизнеса по этому налогу будут делиться между субъектами федерации и центром 50/50. Выплаты среднего бизнеса центр, регионы и МСУ поделят почти поровну: 33% / 34% / 33%. А НДС малого бизнеса на 33% пойдет в регионы и на 67% — на места.

Еще одно важнейшее предложение, чтобы компенсировать регионам перераспределение доходов в пользу местного самоуправления, — передавать регионам 25% налога на добычу полезных ископаемых. Причем делать это вне зависимости от наличия в том или ином регионе нефтяных и газовых месторождений или штаб-квартир сырьевых компаний (что только усугубило бы и без того значительное региональное неравенство в России). Доступ к доходам от продажи природных ресурсов должен получить каждый гражданин России, поэтому отчисления могут производиться в зависимости от численности населения каждого региона.

В конечном счете, цель всех этих изменений — не только выполнение регионами всех возложенных на них социальных обязательства и не только сильное и независимое местное самоуправление, возможность людям на местах принимать важные решение и обустраивать комфортную среду для достойной жизни по всей стране. Речь идет о стимулах для местных и региональных властей бороться за приток населения и за работу на своей территории малого и среднего бизнеса. Это, в том числе, шанс подорвать и коррупционную мотивацию у части региональных и местных чиновников. Поэтому было бы полезно сохранить и даже расширить возможности налогового маневра на региональном уровне.

Одновременно, значение НДПИ для федерального бюджета вынудит правительство строго относиться к уплате положенного в бюджет сырьевыми компаниями. Оно также будет стремиться к увеличению отчислений НДС крупным и средним бизнесом — а это значит, создавать условия для появления той самой добавленной стоимости. В этих условиях возрастает и роль таможенных платежей в федеральный бюджет, то есть, у государства будет усиленная заинтересованность в налаживании отношений с миром, для роста торгового оборота (прежде всего, в восстановлении торговли с ЕС, например, через снятие продовольственного эмбарго).

Наконец, передавая значительную часть налоговых (а также и акцизных сборов) регионам и муниципалитетам, президент и правительство должны будут придавать первостепенное значение не разделу имеющегося пирога, а приращению и умножению национального богатства.

Конечно, такой комплекс мер будет неполным без сдерживания косвенных налогов (например, сборов за капремонт или системы «Платон»). Необходима публичная дискуссия по каждому из таких сборов и обоснованности их ставок. Кроме того, «Яблоко» выступает против запланированного правительством снижения порога беспошлинных онлайн-покупок за рубежом с нынешней 1 тысячи евро до 200 евро с января 2019 года. Вместо этого «Яблоко» предлагает разрешить параллельный импорт — как важный инструмент контроля за ценами в свободной рыночной конкуренции. Еще один ключевой вопрос: создание особо благоприятных налоговых режимов для микробизнеса (в том числе — семейных предприятий), ИП и самозанятых.

Суть в том, чтобы каждый мог работать и зарабатывать, применять свои способности, творческие («творить» в широком смысле этого слова — то есть создавать, созидать своим трудом) и предпринимательские (также в широком смысле — как возможность рискнуть и предпринять нечто новое, перспективное, ранее не существовавшее). Экономика не нефти и газа, не трубы и недр, а умов и талантов людей, живущих в России.

Так и слышу злопыхательство, едкие замечания: «Вы в «Яблоке» хорошо устроились! Роль оппозиции ни к чему не обязывает! Поэтому одной рукой обещаете снижение налогов, а другой — защищаете существующий пенсионный возраст и сулите рост социальных расходов, вложений в медицину, образование, науку и культуру!»

Предложения партии «Яблоко» — не догма. Мы всегда открыты для дискуссий и учета разных мнений. Но в верности своей базовой социально-либеральной позиции — мы уверены. Экономический рост и социальное развитие — в XXI веке два крыла одной птицы. Нельзя испортить предпринимательский климат и ждать, что хватит денег на пенсии. Нельзя ждать, что в нищей, больной и необразованной стране будут стабильная и благополучная бизнес-среда, надежная защита частной собственности.

Условия для жизни притягивают к себе и финансовые потоки. Потому деньги и идут из глубинки на Рублевку, а с Рублевки в Лондон. Когда успешные люди в нужном количестве смогут достойно работать и жить в условном Брянске или условном Абакане, когда там будет хорошо жить их женам и детям — и накопления этих семей значительной частью останутся по месту заработка, а не поедут с ними на новое место жительства. И этого можно достичь лишь стимулами, условиями, возможностями. Запреты породят новых Корейко и теневую экономику.

Поэтому, во-первых, мы много раз (и в кампании «Время вернуться домой», и в кампании «Новая бюджетная политика», и за их рамками) показывали, где существуют внутри государства гигантские скрытые резервы бюджета — в виде ненужных трат, неэффективных вложений, расходов на заменяющий реальную работу самопиар в СМИ, коррупционных черных дыр и так далее. Все эти внутренние резервы государство должно задействовать, чтобы разгрузить предпринимательскую активность от налогового давления, предоставить людям простор для инициативы, возможность за 5-6 лет начать строить новую, несырьевую экономику страны. Экономику, которая освободит Россию и унесет в прошлое унизительную зависимость от колебаний цен на нефтяных рынках.

Во-вторых, мы для того и предлагаем «Новую бюджетную политику», бюджетный федерализм, чтобы наполнить региональные бюджеты с их социальными обязательствами. Это две стороны одной медали.

В-третьих, например, инвестиции в дороги и мосты в российской глубинке — это сокращение издержек при перевозках. Вложения в медицину, экологию, детский и массовый спорт — это здоровье граждан, их трудоспособность и производительность. Наука и образование — это будущие передовые разработки и технологии. Культура — создание для общества творческого пространства, благоприятный социальный климат, а заодно и развитие такой перспективной отрасли экономики, как туризм, дающий несколько процентов мирового ВВП.

В-четвертых, снова и снова: нет смысла обсуждать, как поделить наличное количество денег в экономике. «Ведь пряников сладких всегда не хватает на всех», как писал и пел Булат Окуджава, и поэтому новые «майские указы» будут выполняться, как и прежние: одного сокращаем, чтобы второму повысить зарплату. Ключ — в создании институтов современного государства, в проведении стабильной и предсказуемой политики в интересах людей. Эти два фактора — основа привлечения инвестиций, которые (и это показывает статистика) куда больше по объему денежных средств, чем «оптимизация бюджетной сферы» и прочие урезания.

Пусть приходят деньги из-за рубежа, пусть свои остаются в стране и не лежат в кубышке или в носке, а работают, вкладываются в дело, причем средне- и долгосрочное, без короткой прибыли типа «вложил — вынул — убежал в офшор», а создающее задел на перспективу. Основы дает основательность, надежды рождает надежность, доверие значит уверенность, а могущество создается возможностями.

Автор

Гнездилов Александр Валентинович

Федерального политического комитета партии. Театральный режиссер. Главный редактор Smart Power Journal

Материалы в разделах «Публикации» и «Блоги» являются личной позицией их авторов (кроме случаев, когда текст содержит специальную оговорку о том, что это официальная позиция партии).

Статьи по теме: Бюджетная сфера


Все статьи по теме: Бюджетная сфера