10 апреля
Статья дня

Фондовый рынок и рубль рухнули после публикации черного списка в США

Сбываются пессимистичные предсказания Григория Явлинского

Напомним, 6 апреля Минфин США внес в черный список 24 российских бизнесмена и чиновника и 14 крупных компаний. Их активы в США будут заморожены, а американским корпорациям и физлицам, имеющим деловые отношения с компаниями-фигурантами списка, предписано свернуть их до 5 июня.

Официальная Москва продолжает демонстрировать оптимизм, однако фондовый рынок и национальная валюта отреагировали на новый пакет санкций обвалом: 9 апреля индекс Мосбиржи рухнул на 8,34%, 10 апреля стоимость доллара впервые 2016 года достигла 62,93 руб., евро – 77,53 руб.

О том, почему новый виток санкционной войны оказался столь болезненным для России, в своем блоге объясняет доктор экономических наук, профессор Высшей школы экономики (ВШЭ) Игорь Николаев.

Он отмечает, что новые санкции коснулись не только предприятий российского оборонно-промышленного комплекса, но и частных компаний.

«Предприятия [ВПК] работают или за счет госзаказов, или за счет экспортных контрактов. Госзаказы, которые оплачивает российский бюджет, остались. В основном остались и экспортные контракты, хотя здесь риски стали проявляться, – объясняет Николаев. – Теперь новые санкции коснулись крупных частных российских компаний уже не из сектора ВПК. Эти компании существовали далеко не за счет бюджета, да и экспорт в США для отдельных из них имел очень важное значение».

«Если есть спрос [на продукцию российских компаний], то кредиты, даже в условиях ограничений, можно получить, – продолжает экономист. – А вот если спроса нет, то и никакие кредиты не нужны. Зачем? Куда, кому продавать продукцию? Новые санкции – это как раз удар по спросу».

Николаев подчеркивает, что потери российской экономики становится все сложнее компенсировать за счет государства – это еще одно принципиальное отличие от ситуации 2014-2015 годов.

«С 1 февраля 2018 года в стране из двух основных резервных фондов остался только один – Фонд национального благосостояния, в котором сегодня уже менее 3,8 трлн рулей (совсем недавно там было более 5 трлн рублей), – напоминает эксперт. – Резервный фонд, в котором еще в начале 2015 года было около 6 трлн рублей, израсходован полностью. Но признать, что Резервный фонд израсходовали полностью, власти так и не смогли, поэтому упорно твердили, что Резервный фонд с начала 2018 года они просто объединяют с Фондом национального благосостояния».

Николаев полагает, что триллионные потери резервов – ни что иное как результат упавших цен на нефть и санкций 2014 года.

«Когда говорят, что санкции – это не наша проблема, так как не мы их вводили, и вообще мы их пережили, это совсем не так, – считает эксперт. – Увы, санкции и российские антисанкции – это наша проблема. Самые серьезные проблемы для российской экономики еще впереди», – резюмирует Игорь Николаев.

Отметим, что еще в начале санкционного противостояния России с Западом, о тяжелых последствиях для национальной экономики предупреждал лидер «Яблока», коллега Николаева по ВШЭ, доктор экономики Григорий Явлинский. Сворачивание санкционной войны было одной из ключевых позиций его президентской программы на выборах 2018 года.

В тексте «Новые санкции — новые войны?» в июле прошлого года Явлинский указывал и на то, что антироссийские санкции будут приобретать качественно новую форму: объектом давления будет не столько российская власть в ее персональном выражении, сколько место и роль в мире российского государства в целом.

«Не стоит питать иллюзий, что мы достигли пика давления и что далее наши проблемы пойдут на спад, в частности, ввиду неэффективности санкций, –  предупреждал Явлинский. –  Будут применяться другие средства, и давление будет только нарастать. Впереди может быть и запрет на продажу сырья в Евросоюз и США, и отключение от системы обмена банковскими данными SWIFT, и заморозка счетов в западных банках».

Явлинский уверен, что российская экономика не имеет шансов для роста без привлечения финансовых ресурсов и трансфера западных технологий, а нынешняя санкционная война может остановить развитие страны на десятилетия.

«Расплачиваться придется не тем, кто сегодня принимает решения, а всему народу, – писал Григорий Явлинский. –  И пусть это вопрос не сегодняшнего, а завтрашнего или послезавтрашнего дня – тем обиднее будет новому поколению, что жизненный выбор за них сделали нынешние энтузиасты раскручивающейся конфронтации с Западом по всем фронтам. Как это часто бывает в истории, недовольные собственной жизнью и окружающим миром старики словно в отместку отнимают будущее у молодых, обрекая их на бессмысленную гонку за полумифическим былым величием».

По итогам первых трех лет санкционного противостояния общие потери российской экономики Григорий Явлинский оценивал в 9,5 трлн рублей.

Экономист. Директор Института стратегического анализа компании «Финансовые и бухгалтерские консультанты». Доктор экономических наук, профессор НИУ Высшая школа экономики.

Председатель Федерального политического комитета партии «ЯБЛОКО», вице-президент Либерального интернационала. Доктор экономических наук, профессор НИУ Высшая школа экономики