15 мая 2019
Facebook

Константин Киселев: Итоги встречи противников и сторонников строительства храма в парке Екатеринбурга

В Екатеринбурге разгорелся гражданский протест против строительства православного храма Святой Екатерины на месте сквера у Театра драмы. Согласно опросам, многие горожане относятся к строительству отрицательно, поскольку в Екатеринбурге не хватает парков. После того, как 13 мая строительную площадку обнесли забором для начала работ, рядом с ней начались столкновения защитников парка и сторонников возведения храма.

Председатель партии «Яблоко» Эмилия Слабунова потребовала пересмотра решения о строительстве церкви с учетом мнения местных жителей, а ее заместитель Николай Рыбаков отметил, что строительство храмов на территории зеленых зон происходит в разных в городах и постоянно вызывает недовольство местных жителей. 

14 мая губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев собрал у себя представителей обеих сторон, чтобы выслушать их аргументы. О том, как прошла эта встреча, рассказал на своей странице в Facebook участвовавший в ней депутат городской Думы Екатеринбурга от партии «Яблоко» Константин Киселев:

Встреча сторон в резиденции Губернатора состоялась. По пунктам.

1. То, что диалог был, уже к лучшему. Разговор всегда лучше жёсткого противостояния. Жаль, что диалога не было после первых протестных акций, или вообще после того, как стало ясно, что они будут.

2. Все выступили. В своем первом выступлении предложил, во-первых, не обсуждать события первого дня противостояния в сквере. Во-вторых, не заниматься конспирологией, то есть, не искать мировой закулисы, спонсоров, «рук Госдепа» за действиями протестующих, ибо их нет. Люди пришли сами, по своей воле. И сами организуют взаимопомощь. В-третьих, перестать соревноваться в том, кто круче, но действительно искать компромисс. Этот пункт специально подчеркнул, так как сегодня создаётся впечатление, что сторонники вырубки сквера не идут на компромисс, ибо тогда они не будут «крутыми парнями».

3. Основной вопрос, который задал, – почему именно в сквере? Почему именно это место? Ответ был прост и поразил методологической несуразностью. Его суть одна – мы уже два раза уступали. Когда отказались от места на Площади Труда и когда не стали строить на пруду.

Но позвольте! Это же разные истории. Ровно такие же разные, как Зелёная роща, парк за Оперным театром, вырубка сквера у Пассажа и теперь сквер у драмтеатра.

Но это был единственный аргумент в пользу вырубки сквера – мы уже два раза уступали. И все!

4. По поводу аргументов о том, что все законно, что все процедуры обсуждения пройдены, к которым обращалась сторона, что против сквера. Все эти аргументы говорят лишь об одном – закон и процедуры не совершенны. Они сформулированы так, что мнение людей не слышно. Процедуры таковы, что мнением людей при властном желании можно легко пренебречь.

5. Предложение о поиске другого места не прошло. Аргумент сторонников вырубки сквера – всегда будут недовольные. Возможно, что так. Но если новое подходящее место будет найдено, то недовольных будет в сотни и сотни раз меньше. Как это видно, например, по протестам на месте строительства нового зала филармонии.

Не хотят искать новое место, ибо уже два раза уступали. Опять за рыбу деньги.

6. Попытку поиска компромисса сделал А.Высокинский. Он предложил выбрать любое общественное пространство, сделать с помощью общественности самый крутой проект благоустройства и реализовать его. Отличное предложение! Но так надо делать всегда, во всех случаях. Это раз. И как это связано с вырубкой сквера? Это два.

Да, все готовы обсуждать любые проекты по паркам и скверам, помогать с проектированием, но что это меняет в сегодняшнем противостоянии. Где компромисс?

7. Поразило, что один из присутствующих священников начал обвинять Рината Низамова в том, что он на американские деньги ведёт пропаганду. Кроме того, были названы террористами наиболее активные протестующие. Это что у человека в голове? Ринат ответил очень достойно и предложил ответить за эти слова в суде.

Я предложил прекратить травлю всех активистов, в частности, Рината Низамова, Анны Балтиной и других. А травля идёт. Она явно проплачена. И понятно кем. Вроде, услышали. Хотя сомневаюсь, что остановятся.

8. Мы четко заявили, что мы не против храма. Более того, мы готовы помогать в его строительстве, если будет выбрано другое, устраивающее людей место.

Но очевидно, что обсуждать компромисс, смену места противоположная сторона просто не желает. Только через вырубку сквера. Только через ломку протестующих.

9. Четко было заявлено, что ко всем сторонам будет применяться одна мерка – закон. И к мирным протестующим, и к боевикам, применявшим к ним силу. Это правильно. Закон должен быть один. Посмотрим. Пока я вижу задержанных и раненых во время задержания с одной стороны. И ни одного возбужденного дела по отношению к боевикам. А именно они сопротивлялись полиции и применяли противозаконное насилие по отношению к гражданам.

10. Была просьба – перевести протест в мирное русло. Конечно, все согласны. Тем более, что никто из защитников сквера и не призывал к нарушению закона. Все призывали ровно к противоположному. К миру, поиску компромисса и законности.

Но кто довел ситуацию до того, что она стала радикализоваться и политизироваться? Только те, кто установил забор в сквере. Призыв Алексея Мосина об отказе от забора, о восстановлении статус-кво не был услышан. Сторонники вырубки настаивают на заборе, который стал страшным раздражителем для многих и многих горожан. Именно это мы и увидели в тот же день.

11. Пытался обращаться к сакральному. Как можно строить храм на том месте, где били людей? Как можно строить храм за забором и при поддержке слезоточивого газа, шумовых гранат и боевиков? Как можно строить храм без просветления и радости? Как можно строить храм на задержаниях и уголовных делах? Не слышат. Говорят, что можно и нужно. Ибо процедуры соблюдены и два раза уступали.

Повторил это в дискуссии с протоиереем Максимом Меняйло уже и в самом сквере. Не слышит. Строить и все.

12. Выводы.

Во-первых, компромисса не получилось. Это плохо. Но аргументы друг друга были услышаны. Это в плюс.

Во-вторых, все согласились, что мирный протест лучше протеста жёсткого, силового.

В-третьих, надеюсь, что при благоустройстве парков и скверов мнение жителей будут слушать и слышать.

В-четвёртых, власть готова к силовым методам противостояния.

В-пятых, остаётся только надеяться на разум тех, кто принимает решения. На тех, кто может вразумить и местных спонсоров вырубки сквера и строительства храма на этом месте, и власть, и местных иерархов от РПЦ.

Наконец, спасибо горожанам. Спасибо тем, кто не молчит, кто приходит, кто защищает сквер, свободу и право на собственное мнение. Я искренне горжусь вами. Я горжусь Екатеринбургом, который уже никогда не будет прежним.