03 июля 2013
Сергей Митрохин

10 лет без Щекочихина

Сегодня 10 лет со дня смерти нашего друга, товарища, журналиста и депутата Государственной Думы от партии «ЯБЛОКО» Юрия Щекочихина.

Юрий Щекочихин был настоящим депутатом и журналистом.

«Новая газета», партия «ЯБЛОКО», родные и друзья Юрия Петровича Щекочихина считают, что он был убит.

Но сегодня в собственном расследовании «Новой газеты» поставлена точка. Сергей Соколов пишет: «Просто я сейчас должен написать, что в деле об убийстве Юрия Щекочихина мы ставим точку. Потому что исчерпали все свои ресурсы и не можем доказать факт убийства как-либо документально — так, чтобы у следствия появился хоть какой-то формальный повод дело не закрывать. Мы знаем — это убийство, но доказать это теперь невозможно, потому что долгие годы прокуратура делала все, чтобы исчезли следы преступления».

О смертельной тени прокуратуры в деле Щекочихина я писал еще два года назад.

В качестве члена комиссии ГД по коррупции Юра занимался руководителями Генеральной прокуратуры.

Ровно за месяц до смерти – 3 июня комиссия собиралась, чтобы рассмотреть собранные Щекочихиным материалы на замов Устинова – Бирюкова и Колмогорова.

С его подачи началось знаменитое дело "Трех китов". Щекочихин выяснил, что оно не ограничивалось контрабандой мебели, а было связано с отмыванием денег через Bank of New York. В июне 2003 года в Москве он встречался с представителями ФБР, которые пригласили его в Нью-Йорк, пообещав 19 июля 2003 года передать оригиналы документов об отмывании денег.

Бирюков и Колмогоров отчаянно сопротивлялись расследованию этого дела, прессовали следователя Зайцева, который без поддержки Щекочихина точно бы сел в тюрьму и сидел бы там до сих пор.

Уголовное дело по факту смерти Щекочихина несколько раз открывалось и закрывалось снова. Однако каждый раз оставались одни и те же вопросы. В частности:

- допрошены не все свидетели, показания которых помогли бы прояснить обстоятельства трагедии;

- в показаниях врачей, наблюдавших Юрия Щекочихина, присутствуют неразъясненные противоречия;

- не расследован факт пропажи медицинских документов, переданных из Центральной клинической больницы в Прокуратуру в 2003 г., при этом сами документы до сих пор не найдены.

Интересно, что точно такая же история произошла и с делом «Трех китов». После того, как оно было запрошено у Зайцева в Генпрокуратуру, из него «исчезли» материалы, касающиеся очень крупных чиновников, в том числе из ФСБ. От почти двухсот томов дела остались только 20. Опять налицо подозрительное «сходство симптомов».

Дело «Трех китов» удалось довести до конца только после ухода из Генпрокуратуры Устинова вместе с его замами. Сколько покровителей контрабанды из ФСБ и других силовых структур было ими спасено, наверное, уже никто не узнает.

Наверное, поэтому Юрий Бирюков стал сенатором и написал поправки к закону о статусе судей.

Другой зам Устинова, Владимир Колесников, стал депутатом ГД и зампредом комитета по безопасности. 28 января 2009 года он убедил свою фракцию «Единая Россия» не голосовать за парламентский запрос о ходе расследования дела Щекочихина.

«Новой газетой» было сделано все, что бы довести расследование убийства Щекочихина до конца.

А теперь мы, кто помнит Юру, должны сделать все, чтобы имена убийц наконец были названы.

Член Федерального политкомитета партии, председатель московского регионального отделения, руководитель Центра антикоррупционной политики. Кандидат политических наук