21 сентября 2009
«Новая газета»

«Представляешь, они присвоили Садовое кольцо»

Депутат Мосгордумы, учитель Евгений Бунимович — беспартийному подводнику Александру Покровскому

Депутат Бунимович и писатель Покровский — давние френды. Несмотря на то, что Москва и Питер — еще более давние конкуренты. Эти электронные письма из разных миров друг другу, где совсем немного политики, много человеческих переживаний и запаха баклажанов, были личными. До сих пор. А теперь вы можете не только прочитать эту переписку, но и подбросить им тему на нашем блоге novayagazeta.livejournal.com Ну что, друг Покровский, здравствуй. Что-то мы с тобой стали в последнее время забывать, кто нас вырастил и с какой целью. Ну не мама же с папой с целью любви и счастья, как может показаться умам недалеким и негосударственным, наподобие наших. Забывать стали? Вот нам и напомнили. Всем напомнили на станции «Курская» московского метро золотыми буквами по торжественному фронтону: «Нас вырастил Сталин на верность народу». А сбоку на стене еще добавили в металле: «За Родину, за Сталина». Для прочности. Говорят, историю восстанавливают. Хотя отец мой, прошедший ту самую войну от первого до последнего дня, говорил совсем другое. Что в атаку шли без этих официально утвержденных слов. Шли зло и молча. Что уж если, то тогда совсем с другими словами. Которые воспроизводить не решаюсь, поскольку, как учитель со стажем, категорически против употребления мата в периодике, а также на стенах столичного метрополитена. Может, у моего отца была какая-то неправильная, не образцовая передовая? Не с мраморными колоннами? Все-таки воевал он не на станции метро «Курская», как эти нынешние, а на Курской дуге. А потом еще брал Будапешт, Вену и Прагу. Но вообще-то я не об этом. На днях вместе с ребятами из молодежного «Яблока» мы вышли перед этой «Курской» на Садовое кольцо, чтобы раздать прохожим книжки «1937 год», который издало год назад «Яблоко» вместе с «Мемориалом». Напомнить о том, что не растил «отец народов», а губил. Убивал. Книжки брали охотно. Все-таки не у всех еще крыша съехала. Что обнадеживает. Поскольку радио сообщило обо всем этом, приехали разные телеканалы — французские, канадские, чешские… Только вот наших, российских, не было. Видимо, заняты были очень. Ну тут, Саша, мы их поймем и пожалеем. Ведь надо снять и показать все подряд ежедневные протокольные беззвучные беседы президента за красивым столом. Это так важно. А теперь еще и беседы премьера. Короче, работы удвоилось. Тут не до уличных акций, не до Сталина, не до 37-го года. Милиция — ты не поверишь, Покровский — стояла себе, нам не мешала, а кое-кто даже и книжки брал. Интересовался. Но самое удивительное совсем не это. Книжки мы раздавали на Садовом кольце, рядом с большим торговым комплексом. И запрещать, прогонять нас стали именно охранники этого комплекса. Утверждая абсолютно всерьез, что это их тротуар. Их улица. Они меня повели как старшого в свои торговые чертоги — разбираться с хозяевами. Да мне и самому стало интересно, кто, когда и как успел не то арендовать, не то приватизировать Садовое кольцо. Хозяева подтвердили: да, это наша территория. Я говорю, как это — ваша? Улица? Тротуар? Садовое кольцо? Покажите документы. Хорошо, говорят, покажем. Только сначала покажите свои. И вот тут я дал слабину — показал депутатские корочки. И сказал, что мы уйдем, как только они предъявят документы на владение московской улицей. И тогда у меня будут все основания сделать запрос в Мосгордуме. После этих слов они как-то сразу передумали показывать документы. Возражения против нашей акции у них, видимо, тоже пропали, и они растворились в толпе шопоголиков. Однако, судя по всему, документы такие у них есть. Пару недель назад, когда активисты «Яблока» еще собирали предвыборные подписи, а мы с Сергеем Митрохиным носились по Москве в качестве скорой помощи, поскольку то одних, то других забирали в отделение, у меня случилась точно такая же история на улице неподалеку от другого торгового монстра, у Киевского вокзала. Там охранники точно так же стали прогонять наших ребят, утверждая, что и тот тротуар, перед Киевским, — их. И там меня тоже повели разбираться по начальникам, обещали докУмент показать. Но там меня, увы, опознали и без удостоверения. Вопросы пропали, но и таинственные бумаги на право интимного пользования московской улицей не предъявили. Нет, Покровский, ты не расстраивайся. По закону (это я точно знаю) улицы, площади, тротуары — это территория общего пользования, и ни Тверскую, ни Невский, ни нашу Красную, ни вашу Дворцовую приватизировать нельзя. Но они-то полагают иначе! Да и некие бумаги на сей счет у них, судя по всему, все-таки есть. ДокУмент есть — как они изволили выразиться. Боюсь, и на такое ударение они скоро получат официальное разрешение. Поскольку вместо либерализации страны у нас, Саша, либерализуют правила русского языка. Ведь дОговор уже разрешили. Но главное — даже не законы, а то, что они абсолютно уверены, что старые московские улицы могут им принадлежать и уже им принадлежат. Что это их собственность. И тот кусок Садового кольца, и (что еще противнее) тот самый тротуар у Киевского вокзала, по которому я не только учительствовать в школу десятилетиями шагал, но еще и до того — школьником — шел провожать одноклассницу Наташу. Она жила неподалеку, на Бережковской набережной. Кстати, вам с Нателлой от нее привет. Забыть не можем запах баклажанов, которые этим летом поглощали на вашей кухне. Нет, ты понимаешь, Покровский, они на самом деле уверены, что наши улицы теперь им принадлежат, что это их собственность. А мы? Но про нас — в следующем письме. Обнимаю — твой Евгений Бунимович Оригинал статьи

Член политкомитета партии Яблоко. Уполномоченный по правам ребенка в Москве. Лауреат премии правительства РФ в области образования. Кандидат педагогических наук. Заслуженный учитель России.