16 мая

Александр Гнездилов: В Европе выбирают социальный либерализм

Зампред «ЯБЛОКА» - о том, что означают итоги французских выборов

14 мая в Елисейском дворце вступил в должность новый президент Франции Эмманюэль Макрон. Самому молодому в истории Пятой республики главе государства в конце этого года исполнится 40 лет. Во втором туре выборов Макрон — с отчетливо социал-либеральной и европейской программой получил более 66% голосов при явке порядка 75%, одержав даже более убедительную победу над Марин Ле Пен, чем обещали социологи.

Что необходимо отметить в связи с победой Макрона? Во-первых, впервые на передний план в политике большой европейской страны выходит социальный либерал. Само это словосочетание — social liberal, sozialliberale — впервые в истории так громко и отчетливо звучало в вечер победы Макрона на ведущих мировых телеканалах. Это уникальный шанс. И большая ответственность.

Впервые в истории Пятой республики обе традиционные крупнейшие партии — социалисты и консерваторы-голлисты — не смогли вывести своих кандидатов во второй тур. Конечно, это можно счесть и исторической случайностью. До второго тура кандидату правых консерваторов Франсуа Фийону не хватило 1,5% — помешали коррупционные скандалы вокруг него.  Как может продвигать масштабное сокращение госслужащих политик, который сам годами платил жене и детям зарплату из бюджета? Неудачу социалистов тем более легко списать на их непопулярность в качестве правящей партии в 2012-2017 гг. Но эти частные, конкретные обстоятельства отдельной страны — часть общей ситуации в западной политике. Она сегодня такова, что и левые (социалисты, социал-демократы) и правые (консерваторы) сталкиваются с очень серьезными вызовами.

Главный вызов для левых — невыполнимость обещаний, нереализуемость программы. В условиях глобализации, свободного перемещения по миру людей, капитала, товаров и услуг невозможно безнаказанно облагать богатых всё большими налогами. Они просто выведут свои производства и капиталы в другие страны. А на их место за социальными гарантиями и уровнем жизни, который поддерживать все труднее, придут мигранты. Число пенсионеров стремительно растет за счет выходящего на пенсию многочисленного поколения, родившегося после войны. Рождаемость уже давно не слишком высока. Опять же рост социальной нагрузки на экономику. Плюс вывод предприятий создает всё больший и больший рост безработицы, особенно среди молодежи. Поддержание социальных гарантий требует залезать во всё новые долги — крайним примером чего является Греция. Собственно, всё это и есть важные черты неудачи президентства того же Франсуа Олланда.

Консерваторы с их политикой нео-либерализма становятся в таких обстоятельствах почти безальтернативными. Но отсутствие конкуренции развращает. Коррупционные скандалы вокруг французских правых (Саркози, Фийона и т. д.) — отражение того, что есть и в Испании вокруг Народной партии, что было в Италии вокруг Берлускони в 2000-е. Увеличение разрыва между обществом и политической элитой, рост их взаимного отчуждения делает консервативные партии мишенью для обвинений в аморальности и несправедливости, в том, что их политика приносит плоды только богачам и крупному бизнесу, банкам и корпорациям.

Одни неэффективны, вторые аморальны. Этим кризисом пользуются демагоги крайне правого и крайне левого толка, враги мира и сотрудничества народов Европы, ксенофобы, фанаты утопий вроде той, которая привела сейчас к тотальному дефициту и нищете в Венесуэле.

Характерно при этом, что в основе внезапного и заметного успеха крайне левого Жан-Люка Меланшона, получившего в первом туре почти 20%, не только обещания всё отнять и поделить. В центре его проекте — переучреждение государства, мирное и законное создание иного государственного строя, чем существующая сегодня Пятая республика с ее обширными (по европейским меркам!) полномочиями в руках президента. Кстати, именно так сама Пятая республика создавалась в 1958 году, сменяя послевоенную Четвертую, чисто парламентскую.

Возвращаясь к разговору о традиционных партиях. Не стоит думать, что речь идет о смерти традиционных правых и левых партий и их идей. Социал-демократия и консерватизм с нео-либерализмом — очень старые идеологии, которые не раз преодолевали кризисы и находили новые ответы на новых стадиях развития. Но сейчас им очевидно необходимо время, чтобы эти ответы найти. И возникшая пауза не может быть заполнена безответственными популистами, отрицающими ценности свободы личности, прав человека, толерантности в обществе и демократических институтов.

Отсюда и возникает запрос на новый центр, на социальный либерализм. Это творческое соединение наиболее перспективных левых и правых идей и одновременно основанная на разумных компромиссах, умеренная центристская линия.

Так, например, в своей программе, которая заслуживает самого пристального изучения, Эмманюэль Макрон предлагает отказаться от постоянных дискуссий о возрасте выхода на пенсию. В духе либерализма, ориентации на свободу личности и индивидуальный выбор, Макрон предлагает дать человеку возможность самому принимать ответственное решение о времени выхода на пенсию, исходя из желаний, возможностей, планов — и созданных за время работы пенсионных накоплений. Если человек достаточно заработал — почему не уйти на покой в 50? Если же он считает правильным работать до 75 — почему нет?

Другая инновационная мера (впрочем, ранее уже опробованная правительством Маттео Ренци в Италии) — специальные карточки для молодежи с лимитом в 500 евро, которые можно использовать для походов в музеи и театры, концертные залы и синематеки. Время в поисках работы может стать таким образом и временем для саморазвития молодого человека.

Это далеко не все идеи Макрона. В своей инаугурационной речи он говорил о блестящих возможностях, существующих для Франции сегодня. Он говорил и о необходимости реформ в Европейском Союзе, которые вернут европейской идее всю ее привлекательность.

Эти вызовы действительно стоят перед ним и стоят очень остро. Времени у Макрона крайне мало. Рейтинг Олланда начал обваливаться примерно через год после прихода к власти. Далеко не везде в мире люди готовы ждать исполнения политиком давно розданных обещаний по 18-19 лет. Триумф социального либерализма на выборах может с легкостью обратиться в его фиаско в реальности.

Ведь поразительно, кстати, насколько всё-таки разные вещи — политик и государственный деятель. Франсуа Олланд вышел неудачным, рекордно непопулярным президентом, однако в этой ситуации сумел обеспечить в ходе кампании максимально возможную в сложившихся обстоятельствах преемственность своей власти. Против него были самый популярный политик Франции Ален Жюппе, бывший президент Николя Саркози, Франсуа Фийон, Марин Ле Пен, Жан-Люк Меланшон, фронда Бенуа Амона и Арно Монтабура внутри своей же Социалистической партии... И в итоге победил кандидат, который обязан Олланду карьерой и относится к нему с уважением. Очень эффектная победа средствами парламентской, выборной политики. На которую не повлиял даже очередной слив Викиликс, при помощи, судя по всему, хакеров из структур при Министерстве обороны РФ, оказавших нашей стране изрядную медвежью услугу.

Именно поэтому в день инаугурации Макрона уходящий президент Олланд смотрелся, пожалуй, даже большим победителем, чем новый постоялец Елисейского дворца. Макрону, в отличие от бывшего президента, расслабляться некогда. Ведь теперь ему предстоит еще одно испытание, без которого будет трудно реализовать свою президентскую программу.

В июне во Франции пройдут два тура парламентских выборов, по итогов которых будет сформировано новое правительство. Движению Макрона «Республика на Марше» и его союзникам из либеральной партии «Демократическое движение» Франсуа Байру предстоят еще два раунда трудной борьбы за доверие избирателя, за возможности, которые в демократическом государстве подразумевают и большую ответственность.

Заместитель Председателя партии ЯБЛОКО. Театральный режиссер, художественный руководитель Творческого объединения «Гнездо»