6 октября 2011
блог Александра Шишлова в живом журнале

Единое экономическое пространство - для гастарбайтеров и наркотрафика?

В нарисованной широкими мазками картине захватывающего будущего - Единого экономического пространства (ЕЭП) и Евразийского Союза (см. статью В.Путина в «Известиях» http://www.izvestia.ru/news/502761) теряются реально существующие проблемы, которые могут стать критическими для России уже в ближайшие годы.

В каком направлении предлагается развивать интеграцию с участием России? Очевидно, что на первый план ставится уже не европейское, а азиатское направление. Никаких оснований рассчитывать, что «вхождение в Евразийский союз ... позволит каждому из его участников быстрее и на более сильных позициях интегрироваться в Европу», не просматривается, во всяком случае - для России.

В качестве перспективных участников ЕЭП называются Таджикистан и Киргизия. Как известно, сегодня Россия занимает 154-163 место (из 178 стран) по индексу восприятия коррупции. Кстати, другие нынешние участники ЕЭП - Белоруссия и Казахстан - стоят в этом рейтинге выше: на 127 и 105 местах соответственно. Таджикистан стоит в рейтинге коррумпированности на той же ступеньке, что и Россия, а Киргизия - еще на ступеньку ниже, на 164-167 месте. Может быть, стоило бы выбирать иные ориентиры?

Как о безусловном благе ЕЭП, говорится о снятии «трудовых квот» и миграционных барьеров. Конечно, ряд отраслей бизнеса заинтересован в расширении возможностей привлечения трудовых мигрантов. Ведь использование труда гастарбайтеров увеличивает прибыли за счет экономии на оплате персонала, прежде всего – низкоквалифицированного. Но заинтересовано ли российское общество в дальнейшем неуправляемом росте количества мигрантов, уже сейчас порождающем серьезные угрозы социального, демографического и криминального характера?

Между прочим, пример Евросоюза, приводимый сторонниками открытия национальных границ и национального рынка труда – некорректен! Страны Евросоюза защищают свои национальные рынки труда и открывают их поэтапно (во многих странах ЕС сохраняются ограничения и квоты для приема на работу иностранцев – граждан «новых» стран ЕС). А в Шенгенский режим принимаются лишь те государства, которые удовлетворяют жестким критериям охраны границ, защиты персональных данных, сотрудничества правоохранительных органов (вспомним задержку со вступлением в Шенген Болгарии и Румынии). Впрочем, в этом нет ничего удивительного – ведь в странах ЕС власть формируется на выборах гражданами. И государства – члены Европейского Союза, осуществляя все более глубокую интеграцию, отнюдь не ставят «геополитические» интересы и частные интересы бизнеса выше общих интересов своих граждан.

Наконец, как отразится центрально-азиатский вектор интеграции на распространении наркомании в России, принимающей все более угрожающий характер? Ведь именно этот регион в наибольшей степени связан с наркотрафиком, а успехи в борьбе с ним пока крайне незначительны.

Уже этих проблем, на мой взгляд, достаточно, чтобы усомниться в проработанности и в плодотворности предлагаемого «интеграционного проекта». Не лучше ли начинать с решения существующих в стране системных проблем, чем подменять эту работу очередными геополитическими построениями, воскрешающими в новой оболочке старые имперские комплексы?

Оригинал.

Уполномоченный по правам человека