04 сентября 2017
Интервью

Чемпион мира по «Что? Где? Когда?» о том, почему успешные люди идут в муниципальные депутаты от «Яблока»

Среди 700 кандидатов, выдвинутых «Яблоком» в районные советы Москвы, есть люди с совершенно уникальными достижениями и необычными биографиями. Один из них – Илья Бер, участвующий в выборах в совет района Преображенское. Журналист, телередактор, предприниматель, чемпион России и мира в спортивной версии «Что? Где? Когда?» рассказал сайту «Яблока» о том, зачем ему районная политика, не всегда похожая на интеллектуальную игру, и о том, что могут сделать для москвичей независимые депутаты.

Илья, как вас все-таки занесло из интеллектуальных игр в московскую муниципальную кампанию, зачем вам становиться депутатом?

Несколько моментов совпало. Во-первых, я понял, что надолго осел в своем родном районе Преображенское. Полтора года назад я женился, у меня родился ребенок. Мы купили в ипотеку квартиру в нашем районе.

Потом, этой весной, подряд три хороших знакомых, не сговариваясь, спросили у меня, а не хочу ли я пойти в муниципальные депутаты? За предыдущие 35 лет мне никто таких вопросов не задавал. Я задумался. Погуглил, почитал. Посмотрел проект Дмитрия Гудкова, который мне понравился.

Ну а последней каплей была, конечно, реновация. Потому что формально тот дом, где мы жили - это пятиэтажка, которая должна была попасть в программу, но не попала. А вот тот дом, в котором мы купили квартиру, он по всем параметрам не должен подходить под снос, но он туда попал. Пришлось погрузиться в законы, в активную деятельность, связанную с протестами против реновации.

В итоге подумал, посоветовался с женой, спросил, не будет ли она сильно против. И решился выдвинуться.

А вы согласны, что реновация может спровоцировать протестную волну, если не по сути, то по масштабу, схожую с тем, что было в российских городах в 2011-2012 годах?

Да, я тоже в этом участвовал. Я был на всех крупных митингах в то время. Я уже работал журналистом, был погружен в общественно-политическую проблематику. С 2012 года, с президентских выборов, работал членом участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса - смотрел за тем, как все это у нас происходит.

Ну вот в этом году вся история с реновацией - это очень существенно, это повестка потенциально может всколыхнуть еще большее количество людей. И в целом, прошедшие весной митинги, были очень серьезными акциями. С другой стороны, учитывая масштаб и важность проблемы, то, как по-хамски все это было сделано московскими властями, можно было ожидать и чего-то большего.

 

Кандидаты в муниципальные депутаты Илья Бер и Павел Рассудов в программе «Альтернатива»

Вы писали на своих страничках в соцсетях, что не воспринимаете возможную будущую работу муниципального депутата как политическую деятельность, предпочитая термин «общественная». Нет ли лукавства в таком противопоставлении?

Это действительно некоторое лукавство, точнее, для меня это некое самоуспокоение. Довольно сложно в какой-то момент признаться себе, что ты занимаешься политикой. В нашем обиходе это часто несет отрицательные коннотации - это что-то грязное, подлое, это сделки с собственной совестью и так далее. Вот этим заниматься не хочется.

При этом словосочетание «общественная деятельность» - это что-то почетное, достойное, чем действительно заниматься хочется.

Но в реальности, конечно, хотя это и самый низовой уровень, муниципальный депутат - это общественно-политическая деятельность. А чего в ней больше, зависит от конкретного депутата, того, как он строит свою работу.

До этих выборов у вас была какая-то история отношений с «Яблоком»?

У меня была довольно длительная история отношений с другой демократической партией – «Союзом правых сил». Хотя напрямую к политике это не относилось. Когда-то СПС несколько лет спонсировал мою команду «Что? Где? Когда?». Ну и в целом это соотносилось с моими убеждениями.

Сейчас, кроме «Яблока», человеку с демократическими взглядами, выбирать особенно не из чего, партий, с которыми было бы не стыдно связываться, практически нет.

Как известно, многие известные участники «Что? Где? Когда?» и других интеллектуальных шоу, пробовали или пробуют себя в политике - причем траектории, в которые они уходят, зачастую диаметрально противоположны: от Вассермана до Ильи Новикова. В вашем сообществе нет каких-то идеологических междоусобиц?

Ну, на самом деле, Вассерман и Новиков - это истории относительно недавнего времени. Когда-то в Питере пробовал избираться Александр Друзь, оба раза неудачно. Алексей Блинов – тоже недавно избирался неудачно от ЛДПР. В политике был и есть Виктор Сиднев, капитан, магистр, он был мэром города Троицка, но последние кампании проиграл. Нурали Латыпов, который, кажется, был советником Лужкова (Вассерман пришел в политику именно через эту дверь).

Мы довольно тесно общались, но, как и для многих, 2014 год стал водоразделом. Из-за происходящего портились и личные отношения. Я, видимо, жил в розовых очках и был абсолютно уверен, что где-где, а в нашей тусовке такого не может быть. Казалось, что люди умнее, но нет- такие же, как и все. И разрывов за эти три года было очень много. Хотя у меня и сейчас есть немало друзей, которые придерживаются разных, не всегда близких мне взглядов.

Вернемся к муниципальной кампании. Вы уверены, что независимые кандидаты с точки зрения опыта и профессиональной подготовки будут хорошими депутатами? Тут надо и в бюджетах разбираться, и в устройстве канализации…

Это действительно непростая тема. Честно скажу, что я и сам не готов ко многим вещам, за что уже получал стресс-тесты и жесткие разговоры, например, от председателей жилищных кооперативов. Приходится признавать, что да, этого опыта нет, но есть другой опыт, есть мозги, есть умение и желание быстро учиться. Лучше не самый опытный, но независимый депутат, чем наоборот.  

Судя по тому, что я вижу в ходе кампании, в дальнейшем районная политика может быть в том числе достаточно грязной, и к этому надо быть тоже готовым и уметь этому противостоять. Не знаю, насколько количество слухов о казнокрадстве, мздоимстве и злобности управы соответствует реальности, но, наверное, дыма без огня не бывает. Придется преодолевать какие-то проколы или недомыслие чиновников, но и злонамеренность, связанную с их материальными интересами в тратах районных денег.

Как жители воспринимают стиль кампании «яблочников» - то есть личный контакт с избирателями, то, что часто называют «новой искренностью»?

Люди очень разные. По моему опыту работы в избирательной комиссии очень многие, к сожалению, голосуют просто за тех, кого знают, о ком что-то слышали. На этом и строится во-многом административный ресурс: задача социальных работников, которыми командуют чиновники из управы, пройти по гражданам, в первую очередь старшего поколения, обработать их, по факту за руку привести на участки.

И именно наш стиль, в основе которого личное общение, максимальная открытость - это единственное, что можно противопоставить админресурсу.

Кстати, агитаторы «Единой России» идут не по всем квартирам, а по конкретным адресам. Соответственно, если ты приходишь к другим людям, то есть шанс, что убедишь их прийти на участки и поддержать тебя. Естественная явка будет очень низкой, надо убеждать людей прийти.

Что все-таки могут сделать для жителей независимые районные депутаты?

Есть две принципиально разные ситуации, что я стараюсь объяснять избирателям. Одна история - когда независимых от управы депутатов в совете один, два, три - то есть меньшинство. В этом случае польза от их деятельности, да, может быть, но только там, где они не будут переходить дорогу чиновникам или подконтрольным депутатам. Они могут решать частные проблемы конкретных граждан, но что-то серьезное решить в районе будет сложно. Максимум, что они должны сделать - громко кричать, видя любую несправедливость, коррупцию, чтобы жители знали, что в районе происходит.

Но есть другая ситуация. Когда половина или большинство депутатов - независимые от мнения управы люди, которые могут вступать с ней в конфликт, если что-то делается не на благо людей. Вот в этом случае полномочия депутатов становятся не такими уж маленькими. Они смогут влиять на такие вещи, как, например, прием капитального ремонта домов, ряд проектов, связанных с благоустройством, и многое другое. Наконец, по закону, муниципальные депутаты в один день могут снять главу управы, проголосовав за это и представив свое решение в префектуру и мэрию.

Сейчас нет ничего скучнее, чем смотреть заседание муниципального совета. Есть председатель, который что-то говорит, иногда еще пара человек, которые хотя бы слушают. Остальные спят и просыпаются только на момент голосования, чтобы дружно поднять руки. Так быть не должно, и может быть иначе. Если большинство независимых.

И другая важная вещь, которая находится в руках муниципальных депутатов - референдумы. Люди отвыкли от этой практики, если я правильно помню, последний референдум, который прошел в Москве – «да-да-нет-да». Надо это возвращать. Не уверен, что прямо сейчас, но еще на нашем веку благодаря расширению технологических возможностей для электронного голосования, думаю, все так и будет.

Поддержать кампанию кандидатов в депутаты района Преображенское Ильи Бера и Юрия Волнова можно здесь.