29 апреля 2019
Статья

Эмилия Слабунова: Российская школа как место завтрашнего дня

Какое образование нужно современной России?

Государству на словах современное и конкурентоспособное, а на деле - дешевое и обеспечивающее лояльность всех его участников по отношению к нынешней власти. Обществу важно, чтобы школа не на словах, а на деле обеспечивала конкурентоспособность страны, а также не забывала о воспитании. Бизнес хотел бы видеть будущих работников компетентными, открытыми к новому и обучаемыми. Родители мечтают для своих детей о качественном образовании, обеспечивающем жизненный успех, в безопасных условиях и с минимальным участием семьи. Детям важно, чтобы в школу хотелось идти, было в ней интересно и все по-доброму, с пониманием их возможностей и особенностей. Педагоги хотят избавиться от бедности, перегруженности и бюрократии, переживают за статус профессии, ибо во всем этом они чувствуют неуважение к себе.

Преодолеть пороки и сделать российское образование воплощением этого социального заказа не так и трудно. Нужна политическая воля и несколько шагов. Воля к чему, спросите вы. В первую очередь - к уважению ребенка. Уважать ребенка - это принимать его таким, какой он есть, со всеми особенностями, возможностями, талантами и проблемами, создавать условия для его развития. Основных таких условий, на мой взгляд, три.

1528021197_shkolnoe-obrazovanie.jpg

Школа становления свободной личности

Первое – насыщенная, интересная, вариативная, открытая образовательная среда. Разнообразные предметы, спецкурсы и кружки, профили и специализации, проекты и экспедиции, а для них мастерские, лаборатории, студии, медиацентры, детские технопарки, теплицы, обсерватории, стадионы и бассейны. А в них - современное оборудование и средства обучения, гибкое расписание, грамотная организация учебных помещений и современная эстетика. В школе все должно быть самое современное и передовое. Школа всегда должна быть местом завтрашнего дня.

Вариативность и насыщенность очень важны потому, что создают главный инструмент личностного развития – большое поле выбора и возможность выбирать сообразно своим талантам, особенностям и интересам. Выбор является мощным мотором личностного развития и созидает свободного человека. В бедной и жестко структурированной среде нет возможностей для самоопределения, обретения опыта свободы и потребности в свободе. В богатом поле выбора нет нужды придумывать индивидуальные образовательные маршруты для ученика: он сам его проложит и обретет через это свою индивидуальность. Только так можно подготовить школьника к жизни в постоянно меняющемся мире, развить способность действовать в ситуации неопределенности, научить самого “определять неопределенность”, трансформировать ситуацию в соответствии со своими ценностями.

slabunova_2.jpg

Эмилия Слабунова

Без свободного учителя не может быть свободной школы

Проектирование и создание таких сред требует высокого профессионализма педагогов и это второе важное условие. Профессиональные педагоги не обязательно любят детей, но обязательно их уважают, видя в каждом его потенциал, и обязательно любят свою профессию, а значит способны создать зону ближайшего развития для ребенка, в которой раскрывается его потенциал. Чтобы педагоги в школе были такими, им важно чувствовать уважение к себе. А для этого нужно доверять учителям и создать условия для их спокойной работы. Государственный диплом должен быть таким мандатом доверия, то есть избавлять педагога от бесконечных последующих проверок и подтверждений. Не на словах, а на деле следует прекратить бюрократизацию школы: “эффективные контракты”, избыточную отчетность, бесконечные изменения порядка аттестации и пр. Главным показателем профессионализма учителя являются результаты его учеников. Критерии оценки деятельности педагогов могут и должны быть абсолютно простые и прозрачные. Их может быть всего три: обучение, воспитание, инновации. На соответствие занимаемой должности учитель показывает достижение учебных результатов в рамках показателей. Для получения первой категории – внеурочная/воспитательная работа: руководит проектной или исследовательской работой учеников, ведет предметный кружок, дискуссионный клуб, экскурсии, экспедиции и пр. Для получения высшей категории необходимо проявить себя в инновационной деятельности: разработке новых методик, приемов, программ, учебных материалов. Все показатели должны определяться не чиновниками, а самим учительским сообществом через саморегулируемые организации.

А самое главное – у учителя должна быть возможность самому постоянно учиться. Установленный факт, что в достижении качества образования определяющими являются два фактора. Один из них – качество преподавания (о другом чуть позже). Повышение квалификации учителей, развитие их компетенций требует серьезных вложений. Для этого следует существенно укрепить региональные институты развития образования/повышения квалификации и восстановить муниципальные методические службы, которые пали жертвами оптимизации во многих регионах. Возможности современных технологий позволяют создать сервисную службу поддержки педагога с доставкой на дом – в личный электронный кабинет. Помнится, когда страна готовилась к переходу на ныне действующие государственные образовательные стандарты, обещалось чуть ли не индивидуальное сопровождение на соответствующем портале, но все обещания были забыты сразу после утверждения стандартов.

У уважаемых властью педагогов заработная плата позволяет им достойно жить, работая на одну ставку, иметь достаточно времени для саморазвития и качественного отдыха. Заработную плату учителям на уровне средней по региону следует установить на ставку (18 часов), а не на физическое лицо, работающее на полторы-две ставки, и расчет средней зарплаты вести без учета администраторов, только в своей профессиональной группе. И это на первом этапе, а далее должен быть график ее повышения в процентном выражении к средней зарплате по региону. Не более, чем за пять лет, она должна быть доведена до 200% от среднего регионального значения. Оклад педагога изначально не имеет права быть ниже двойного прожиточного минимума. Только так можно будет уберечь учителя от изнуряющих перегрузок и обеспечить условия для саморазвития. Стыдно читать публикации в бурятских газетах о том, что наши учителя массово уезжают на заработки в Монголию, отмечая, что в четыре раза более высокая зарплата, культ учителя в стране и высокий престиж профессии позволяет им чувствовать себя нужными и востребованными специалистами.

Свободный и уважаемый учитель очень быстро обретет те новые роли, которые требует от него время: станет навигатором в море знаний, модератором в мире компетенций, тьютором, сопровождающим личностный рост. Учитель, которому доверяют, и вокруг себя создает тот уклад школьной жизни, который характеризуется открытостью, уважением, доверием, доброжелательностью и бережностью друг к другу. Диалог и умение слышать, совместные дела и принятие важнейших решений отличают такую школу, о которой и мечтают дети. Такая школа в большей мере застрахована от тех актов агрессии, примеров которых все больше приносит каждый грядущий день.

Энергия семьи для любви к ребенку

Третье важное для развития ребенка условие – любящие, понимающие, компетентные родители. Родителям нужно помогать: организовать консультирование, родительские университеты, антикризисные центры, повышать психологическую и педагогическую грамотность. Все это важно для достижения мира и согласия в семьях, взаимопонимания.

Нужна серьезная инфраструктура поддержки семьи: возможность оставить ребенка в школе полного дня после уроков, отправить в детские центры, лагеря, экспедиции на каникулах, пригласить няню/гувернантку на период командировки или болезни.

А самое главное, семью нужно избавить от бедности и неустроенности, создать условия для достижения ею достойного уровня жизни, который бы позволил освободить время для общения с детьми. У родителей должны оставаться силы любить ребенка. Любовь требует много энергии. Этой энергией питается развитие ребенка.

hq-happy_family-34.jpg

Уважение к ребенку, уважение к педагогу, уважение к родителям, воплощенные через политику в сфере образования – это те важные условия, при наличии которых не будут первоклассники драться с психологами на переменах, дети-маугли останутся персонажами книжек, а не жителями столичных городов. Это условия, которые позволят обеспечить жизненный успех свободных граждан, приращение человеческого капитала, развитие и конкурентоспособность страны, компетентных работников, реально сильное государство.

Государство, стремящееся обрести реальную силу, силу жизни, измеряемую уровнем и качеством жизни своих граждан, долей отечественной экономики в мировой, а не мнимую, представленную количеством ядерных боеголовок, силу смерти, по-другому управляет сферой образования.

Управление для школы завтрашнего дня

При всех высокопарных словах чиновников, образование в России остается «обслуживающей» отраслью ресурсоориентированной экономики. Понимание, что конкуренция за будущее разворачивается именно в сфере образования, отсутствует в чиновничьем сознании. Нет внятной стратегии развития системы образования. И это понятно – стратегии нет у страны. Проводимые изменения не обсуждаются ни с профессиональным сообществом, ни с родительским, ни тем более с ученическим. Управление системой нацелено не на содержание и качество преподавания, а на способы контроля, что и привело к крайней степени бюрократизации школы. Главными критериями при отборе управленцев всех уровней от директора школы до федерального министра являются лояльность и беспрекословное исполнение решений свыше, а отнюдь не профессионализм и достижения. Усилиями недальновидных и равнодушных чиновников школа институционально истощается: в ней не создаются внутренние правила – они привносятся извне, исчезает ролевое содержание – ученики не учатся, а отбывают повинность, учителя не учат, а проводят уроки. Такое управление толкает школу в архаику. Она становится местом воспроизводства прошлого, а не местом завтрашнего дня.

Качество управления является, наряду с качеством преподавания, вторым фактором, определяющим качество образования. В системе управления образованием России очень многое должно стать иным: от госполитики до управленческих действий рядовых чиновников и директоров школ. В этой новой политике нет места оптимизации, уничтожающей сельские школы и принуждающей детей трястись по разбитым дорогам либо жить в пришкольных интернатах, а есть приоритет образования в бюджете, создание новых образовательных институтов, адекватных требованиям и возможностям времени. Эта политика строит открытые образовательные системы, обеспечивает ребенку большое поле выбора, приветствует самостоятельность и академические свободы, строит общение на основе диалога и полилога, принимает решения на основе обратной связи, генерирует инновации, доверяет профессионалам, создает атмосферу свободы и творчества. Без свободной школы невозможно построить современное сильное государство и богатую страну.

Государства, которые наращивают свою конкурентоспособность, тратят на образование не менее 5% ВВП. Достаточно посмотреть на лидеров мировых рейтингов по экономике и расходам на образование, чтобы убедиться в том, что это одни и те же страны. Наши расходы на пике в 2014 году составляли 4,1% от ВВП, после этого снизились до 3,54% в 2018 г, из них расходы на общее образование составили лишь 1,42%. Следует заметить, что действующая Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденная Правительством РФ в 2008 году, предполагает увеличение общих расходов на образование до 7% ВВП в 2020 году. Еще одно невыполненное обещание в копилку. Структура российского бюджета ярко демонстрирует приоритеты бюджетной политики сегодняшней власти и отсутствие образования среди них.

Как избавить школу от поборов

Но проблема не только в этом. Финансовые основы жизни российской школы нуждаются в скорейшем и существенном пересмотре. Есть парадокс, известный, может быть, не всем. Образование – одна из самых массовых услуг в нашей стране. Но при этом никто не знает, сколько она реально стоит, хотя десять лет назад страна перешла на подушевой принцип финансирования в образовании, и в каждом регионе существует такой норматив на ученика. Как так получилось?

По закону государственные образовательные стандарты устанавливаются на федеральном уровне. А вот обязанность обеспечить гарантии по реализации этих стандартов ложится уже на регионы. Регионы в условиях дефицитных бюджетов вспоминают родной до боли принцип остаточного финансирования: все, что могут насобирать на образование по своим финансовым сусекам, делят на количество детей в регионе, и получают местный норматив финансирования. Некоторой рамкой являются лишь требования майских указов президента по зарплате педагогов и требования надзорных органов обеспечить детей бесплатными учебниками, соблюдение которых достигается всевозможными ухищрениями и не всегда.

В результате, подушевые нормативы в регионах различаются в разы: в одном он может составлять 20 тысяч рублей на ребенка, а в другом – 80 тысяч. Получается, что право ребенка на качественное образование зависит от региона, в котором он живет. При этом педагоги и администраторы школ выполняют одинаковую государственную задачу и несут одинаковую ответственность за достижение установленных государством результатов, и на экзаменах с них спросят со всех одинаково. Но финансовые условия у них были разные. Пакет заданий на ЕГЭ не будет в четыре раза легче там, где финансовый норматив в четыре раза меньше. Конечно, это несправедливо. Именно поэтому школа вынуждена обращаться за помощью к родителям и возникает проблема так называемых школьных поборов.

Как можно исправить ситуацию? Следует, наконец, посчитать, сколько же стоит реализация государственного образовательного стандарта в расчете на детскую душу с учетом требуемых стандартом и велениями времени условий. Установить научно обоснованный норматив и прописать его в законе в виде формулы под каждый вид и направленность программ. В нем должны быть учтены и кадровое обеспечение (сколько психологов, социальных педагогов, тьюторов, библиотекарей и других специалистов должно приходиться на какое количество детей) с установленными базовыми окладами, и учебники с учетом износа и сменяемости, и цифровая среда, и лабораторное оборудование с учетом амортизации, и повышение квалификации педагогов и многое другое, что требуется законом и государственным стандартом. Ниже этого обоснованного норматива ни один регион страны не должен иметь права опуститься при финансировании школ своего региона. Если в региональном бюджете средств недостаточно, должны включаться механизмы выравнивания бюджетной обеспеченности, и регион должен получить недостающие средства. Регион, имеющий возможность финансировать школы сверх этого минимального норматива, сможет это сделать и тем самым получит конкурентное преимущество.

Только так можно обеспечить детям равные права на получение образования, педагогам – равные условия для решения важной государственной задачи, семьи школьников избавить от поборов. Так мы добьемся и качественного образования, и единства образовательного пространства страны. Гарантии должны быть не только провозглашены, но и реально обеспечены!

Сделать это – вопрос политической воли. Законопроект о внесении соответствующих изменений в ФЗ «Об образовании в РФ» я вносила через Законодательное Собрание Республики Карелия в Государственную Думу еще прошлого созыва. Парламенты двадцати регионов его поддержали. Профильный думский комитет рассмотрел его весной 2016 года и со словами «правильно ставите вопрос, но ведь денег нет» рекомендовал его отклонить. Такой мотивировкой своего решения председатель комитета Вячеслав Никонов фактически признал, что образование недофинансируется.

Трудно согласиться с тем, что денег у нас в стране нет, глядя на структуру бюджета, размеры коррупционных хищений и масштабы теневой экономики. Но даже если и так, то тем более общество имеет право знать, сколько на самом деле стоит качественное образование, которое прописано в стандартах, и сколько средств реально сейчас на него выделяется, а также имеет право знать, когда власть приведет реальные расходы в соответствие с требуемой планкой. 15 миллионов 600 тысяч российских школьников, их родители и граждане, переживающие за конкурентоспособность и величие своей страны, имеют право знать, в какой мере обеспечивается данное конституционное право юных граждан.

Ветхие школы бывают только в ветхом государстве

Показателем отношения российской власти к образованию является состояние школ. Хоть и говорил Дмитрий Медведев, будучи президентом, в своей национальной инициативе «Наша новая школа», что «школа не должна быть ветхой», преодолеть ветхость не удалось. 4400 школ или 10,7% из общего их числа требуют капитального ремонта. 5% школ не имеют водопровода, а 20,6% (каждая пятая!) – центрального отопления. Количество школ без теплых туалетов, названное министром образования О. Васильевой на совещании по подготовке к началу текущего учебного года, заставляет взглянуть на календарь, чтобы убедиться, в каком времени живешь. После этого же совещания страна узнала, что 2 миллиона 210 тысяч школьников России учатся во вторую смену (за один год их число увеличилось на 330 тысяч человек), а 10 тысяч - в третью смену. В какой еще великой державе можно найти такое явление, как обучение в две или три смены?! А так учатся более 30% школьников Чечни и Тывы, более 20% - Дагестана, Ингушетии, Бурятии, Краснодарского, Пермского и Забайкальского краев, Иркутской, Томской, Новосибирской, Амурской, Сахалинской, Курганской, Челябинской и других областей. Только в 14 субъектах РФ доля обучающихся во вторую смену составляет менее 5%. Без принятия экстренных мер эта проблема будет надвигаться по нарастающей. Особенно циничным на этом фоне выглядит Указ Президента РФ об объявлении в России Десятилетия детства. Происходит это при том, что страна получает дополнительные нефтегазовые доходы, исполняет в 2018 году бюджет с профицитом и принимает на 2019 год также профицитный бюджет. Да и сокращение расходов на бюрократию, правоохранительные органы и военные цели, на которые у нас уходит половина бюджета, помогло бы решению проблемы.

_DSC7389.JPG

В преддверии Дня защиты детей 2018 г. я отметила в обращении Владимиру Путину, что 2,74 трлн рублей нефтегазовых доходов, которые государство планирует (на тот момент) получить, сопоставимы со всем бюджетом, запланированным на создание новых мест в учебных заведениях и их ремонт до 2025 года. Вместо того, чтобы складировать дополнительные доходы в Фонде Национального Благосостояния, нужно решать важнейшую социальную задачу – обеспечить детей современными школами. Только при этом условии возможен заявленный прорыв.

Ответ не удивил пониманием остроты и важности проблемы. В нем напомнили, что строительство школ – это полномочия региональных властей и органов местного самоуправления, а федеральные власти лишь содействуют им в этом софинансированием, насколько денег хватает. А их, конечно, не хватает. Поэтому хоть субъекты и заявились на строительство в 2018 году 227 школ на 148 837 мест, им согласованы заявки лишь на 69 мощностью 55 734 места. На 2019-2020 регионами заявлена потребность в строительстве 465 объектов на 294 993 места, из них одобрены лишь 81 школа на 66 842 места.

В преддверии Дня знаний, начала 2018-19 учебного года, в разгар подготовки бюджета на 2019 год я обратилась к первым лицам, определяющим судьбу бюджета страны - Д. Медведеву, В. Матвиенко и В. Володину с призывом внести в проект бюджета необходимые поправки, которые позволят решить проблему вторых смен с учетом растущих потребностей регионов. Почти 2 трлн Руб. профицита в бюджете текущего года нашли бы достойное применение в формировании школы как места будущего. Ответы явились очередной констатацией имеющейся проблемы, перечислением действий власти, замалчиванием наших предложений. Но уже через три месяца Вячеслав Никонов, председатель комитета Госдумы по образованию и науке, заявил: «Я абсолютно уверен, то что было в послании президента — избавиться от второй смены к 2025 году — достигнуто не будет. За три года мы отдалились от решения этой цели. Если мы будем строить по 28 школ в год и по 100 тысяч мест, то решим эту задачу к 22 веку». Следует заметить, что в 2018 году получено 4,26 трлн. руб. дополнительных (подчеркиваю – дополнительных! в связи с повышением цены) нефтегазовых доходов. Это существенно больше, чем консолидированный бюджет всего российского образования, включая дошкольное, общее и высшее, который в 2018 г. был равен 3,66 трлн. руб. Это в три раза большая сумма, чем та, что была потрачена на все школьное образование в прошедшем году – 1,47 трлн. руб.

Для школы завтрашнего дня нужна политика завтрашнего дня

Очевидно, что при таких подходах проблемы в образовании будут только накапливаться, оно будет стагнировать и обеспечивать лишь воспроизводство архаики. Именно поэтому я считаю, что российские налогоплательщики могут и должны требовать, чтобы за их налоги их дети получили современное образование в достойных условиях. И партия «Яблоко» этого требует!

Для того, чтобы школа стала местом завтрашнего дня, нужна политика завтрашнего дня. Приходите в политику, чтобы делать ее современной и человечной! Приходите в партию «Яблоко», для которой образование является ценностью и основой уважительного отношения к человеку и будущему страны!

Громче голос!

 

Сокращенная версия статьи опубликована в «Новой газете»

Председатель партии «ЯБЛОКО». Депутат Законодательного собрания республики Карелия. Заслуженный учитель России, кандидат педагогических наук.