29 октября 2018
Блог Эмилии Слабуновой на «Эхо Москвы»

Раскопки в Сандармохе – попытка государства установить границы памяти всем нам

Попытки разобраться с законностью раскопок, проведенных недавно в Сандармохе с заявленной целью уточнения границ памятника, оставляют все меньше шансов найти хоть какие-то законные основания.

Самое крупное на северо-западе страны захоронение жертв политических репрессий времен Большого террора в последние полтора года вспоминали особенно часто в связи с арестом по надуманным основаниям Юрия Дмитриева – карельского историка, открывшего это трагическое место и посвятившего свою жизнь восстановлению имен погибших здесь людей.

В конце августа – начале сентября Сандармох снова оказался в центре внимания из-за работ, которые там проводила так называемая экспедиция Министерства обороны и Российского военно-исторического общества (РВИО). Вооружившись мутной гипотезой о якобы возможном расстреле здесь пленных красноармейцев финскими оккупантами, фактически тайно подготовившись к проведению работ, они начали раскопки на месте памятника регионального значения, что вызвало серьезную обеспокоенность у родственников расстрелянных жертв политических репрессий, журналистов, правозащитников, российской и финской общественности. 7 сентября организаторы провели в Москве пресс-конференцию уже об итогах работ, но ответить на многочисленные заданные вопросы по существу не смогли.

На мои запросы, направленные еще до начала работ, я не получила внятных ответов. И Управление по охране объектов культурного наследия Карелии, и региональные прокуратура и МВД отделались отписками, сославшись на то, что все работы проведены в соответствии с законом, не подкрепив свои слова доказательствами.

В следующей порции запросов к правоохранителям пришлось более настоятельно требовать проведения проверки по существу, а Управлению по охране объектов культурного наследия адресовать большой перечень конкретных вопросов и просьбу предоставить копии целого списка документов: заявление РВИО о выдаче разрешения на проведение работ, договор на разработку проектной документации по сохранению объекта культурного наследия, результаты проведенной экспертизы проектной документации, паспорт объекта культурного наследия и др.

За время ожидания ответов мною дважды была предпринята попытка поставить вопрос об обеспечении государственной охраны памятника регионального значения Сандармох на рассмотрение Комитета по образованию, культуре, спорту и делам молодежи Законодательного Собрания Республики Карелии и обе они были заблокированы. Мои доводы, что где, как не площадке органа власти есть прекрасная возможность всех успокоить, продемонстрировав все доказательства законности проведенных работ, не были услышаны. Более того, в эти же дни был арестован сподвижник Юрия Дмитриева С.И. Колтырин — директор Медвежьегорского краеведческого музея, в ведении которого находится мемориальное захоронение Сандармох.

И вот получены ответы. Управление по охране объектов культурного наследия отделалось переписыванием федерального закона и констатацией законности проведенных работ. Ни одного из запрашиваемых документов не представлено, что дает основание полагать, что этих документов просто не существует. Главным аргументом ведомства является то, что проводились научные работы, Сандармох – достопримечательное место, а для объектов культурного наследия такого вида не требуется ни проекта проведения работ, ни экспертизы проекта, ни осуществления надзора за проведением работ.

Но вот незадача! В государственном реестре объектов культурного наследия вид памятника истории Сандармох определен очень четко – памятник! Федеральный закон «Об объектах культурного наследия народов РФ» разрешает только один вид работ для памятников — это деятельность по сохранению объекта культурного наследия, со всем перечнем требований к проекту работ, экспертизе и надзору. И проводить такие работы могут только организации, имеющие соответствующую лицензию. Обнаружить наличие лицензии на проведение работ по сохранению объектов культурного наследия у РВИО не удалось ни на официальном сайте организации, ни в реестре лицензий на этот вид деятельности на официальном сайте Министерства культуры РФ, которое их выдает.

Из полученного ответа прокуратуры РК понятно, что она не провела самостоятельной проверки и переписала присланный ей ответ Управления. При этом упомянуто, что РВИО согласован «поиск захоронений узников финских концлагерей и погибших военнослужащих РККА в боях против финских оккупантов в Карелии в 1941-1944 гг.» Присутствие Минобороны в проводимых работах подтверждает эти цели. Но такой вид работ регулируется другими федеральными и республиканскими законами и подзаконными актами. Подтверждений их соблюдения также не имеется.

Все это в совокупности подтверждает опасения общественности в незаконности проведенных работ и то, что государственная охрана памятника не была обеспечена должным образом.

Самые фундаментальные вопросы: кому и зачем это нужно? То, насколько цинично все это проводится, показывает, что стоят за этим серьезные, явно государственные структуры. Нелишне будет заметить, что председателем Российского военно-исторического общества является министр культуры России В.Р. Мединский, который не устает повторять, что критерием оценки событий могут быть только национальные интересы страны. В условиях, когда право формулировать такие интересы пытается приватизировать узкая группа лиц, мотивы совершаемых в Сандармохе действий можно усмотреть только в желании переписать историю этого места, а вместе с ней и историю нашей страны, оправдать палачей.

Границы нашей памяти мы определим сами. Кто в нашей истории герои, а кто — злодеи, кто летописцы, а кто — переписчики, общество разберется. Сандармох – наша история, общая боль, память и урок.

P.S. Теперь будем ждать ответ от Генеральной прокуратуры.

Оригинал