19 февраля
Сайт Григория Явлинского

Григорий Явлинский о ЧВК Вагнера в Сирии

Государство пытается отказаться от своих граждан, от своих солдат

Поступает все новая информация о гибели множества российских граждан в Сирии в ходе боестолкновений под Дейр-Эз-Зором. Публикаций, рассказов очевидцев и родных погибших  становится все больше, а разъяснения в официальных заявлениях российских властей выглядят все более путанными, противоречивыми и лживыми.

Прежде всего я так и не получил ответа от верховного главнокомандующего, президента В. Путина (12 февраля я потребовал от Путина отчитаться о массовой гибели россиян). Брифинг господина Пескова журналистам не является официальным ответом. Тем более что сказано было только, что «вопрос изучается».

Минобороны на следующий день после произошедшего демонстративно дистанцировалось от действий тех, кто попал под удар. «Причиной инцидента стали несогласованные с командованием российской оперативной группы в населенном пункте Сальхиях разведывательно-поисковые действия сирийских ополченцев», — говорится в сообщении российского военного ведомства, распространенном 8 февраля.

Такое уже было в Чечне в 1990-е. Такое происходит сейчас в Донбассе. Государство пытается отказаться от своих граждан, от своих солдат. И да, все прекрасно знают, что бойцы частных военных компаний проходят подготовку на территории баз вооруженных сил РФ, регулярно и многократно пересекают государственные границы России, Украины, Сирии, получают воинские награды в Кремле, то есть являются, по существу, неформальными и автономными спецподразделениями или группами российского военного ведомства.

На днях Мария Захарова от имени российского МИДа заявила, что «число погибших не превышает пяти, а все сообщения о десятках и даже сотнях россиян, погибших в Сирии, — дезинформация западных СМИ».

Примечательно, что в скупой реакции Кремля на инцидент под Дейр-Эз-Зором также прозвучал призыв не использовать в качестве источника информации сообщения прессы. Однако в современном мире именно СМИ, как правило, первыми сообщают о важнейших событиях, включая военные преступления, гуманитарные катастрофы, гибель людей. Нежелание признавать эту функцию СМИ типично для современной российской системы  власти, которая понимает СМИ исключительно как орудие пропаганды и живет в своем иллюзорном мире, далеком от современной реальности.

Тем не менее даже такие официальные заявления показательны: по-прежнему нет ясного ответа, имела ли место 7-8 февраля гибель многих российских граждан и кто несет ответственность за их жизнь, за их семьи.

За всеми этими противоречивыми заявлениями и комментариями сообщений о гибели десятков или даже сотен российских граждан, воевавших в Сирии по линии некой «частной военной компании Вагнера», вырисовывается масштаб вовлеченности наших соотечественников в продолжающуюся чужую гражданскую войну при абсолютной закрытости этой темы. И это уже не столько про Сирию, сколько про то, что происходит в России и с Россией.

Сирия для российского общества — «черный ящик», а официальная концепция участия в «борьбе с терроризмом» совсем не отражает того, что там происходит. Нет представления не только об истинном масштабе вовлеченности российской армии, государства и граждан в войну, но и о том, в какой степени и каким образом координируются действия наших армейских подразделений и частных наемников.

«Частная военная компания» в России — в стране, где полностью отсутствуют общественный и гражданский контроль за коррумпированным государством и политически значимые независимые СМИ, где нет разделения властей, но есть избирательный подход к соблюдению законов и зависимые суды, — крайне противоречивое явление. В конкретных условиях в нашей стране разрастание наемнического бизнеса под прикрытием государства и при абсолютной информационной закрытости приведет к быстрому формированию, закреплению и усилению неконституционного, но очень опасного института. Эта силовая структура, — по сути, незаконное вооруженное формирование, которое сможет использовать кто угодно (при наличии денег и склонности к авантюрам) в каких угодно целях как за границей, так и внутри страны.

Неудивительно, что деятельность этих структур в России до сих пор законодательно не определена и не регулируется. Нет сомнений, что юридический вакуум и путаница поддерживаются намеренно, для удобства ведения так называемых гибридных операций и войн, чтобы снять с государства ответственность — как за действия служащих частных военных компаний, так и за их судьбу, будь то гибель или попадание в плен.

Причастность государства к процессу создания и развития негосударственных вооруженных формирований, неформальное сращивание государственных и негосударственных силовых структур переводит в новое качество всю государственную систему.

Если с 1990-х годов и до сих пор ключевой проблемой России была фактическая неразделенность власти, собственности и крупного бизнеса, то теперь в эту систему включается автономный силовой элемент, выращенный за последние годы при государственном участии и на государственные деньги и используемый, в частности, в ходе скрываемого от общества нелегального ведения боевых действий в Сирии и Украине.

Это имеет множество разных последствий: нравственно-этических, политических, международных, военных. Но помимо этого, создание в России гибридных полуформальных вооруженных формирований имеет ключевой внутриполитический аспект: явная угроза безопасности и стабильности внутри нашей страны, угроза государственному конституционному устройству России. На территории бывшего СССР в последние 25 лет появился кровавый опыт, подтверждающий такой вывод.

Требование раскрытия информации о возможной массовой гибели россиян в Сирии — лишь начальная и малая часть большой общественной работы, которую нужно провести, чтобы эту угрозу предотвратить.

Оригинал

Председатель Федерального политического комитета партии «ЯБЛОКО», вице-президент Либерального интернационала. Доктор экономических наук, профессор НИУ Высшая школа экономики