3 октября 2018
Александр Гнездилов специально для сайта

Рублевые доходы от нефти ставят исторические рекорды, а государство притворяется, что ему не хватает денег на пенсии

Я пишу эти строки вечером 2 октября, накануне обсуждения в Совете Федерации повышения пенсионного возраста. Но у меня нет никаких сомнений, что, так же, как и Государственная Дума, СовФед утвердит предложенное президентом и правительством повышение.

В своем телевизионном обращении в конце августа президент Путин говорил: «Давайте посмотрим, какие у нас есть варианты. Смириться с низкими доходами пенсионеров и ждать, когда пенсионная система затрещит и окончательно развалится? Переложить непопулярные, но необходимые решения на плечи следующего поколения или, понимая, что ждёт страну через 15–20 лет, учитывая реальную ситуацию, действовать?»

И действительно: давайте посмотрим. Давайте посмотрим, что происходит на самом деле с доходами бюджета, которых так упорно не хватает государству, чтобы обеспечить заслуженную достойную старость старшим поколениям.

Возьмем, допустим, один из главных источников бюджетных доходов России — поступления от нефти и газа. Что происходит с международными продажами российского газа в последние годы? В 2016 году установлен рекорд по продажам «Газпромом» газа в Европу: 179,3 млрд. куб. м. В 2017-м новый рекорд: 194,4 млрд. куб. м. За первые 7 месяцев 2018 года еще один рекорд: 117,1 млрд. Есть все шансы перешагнуть к концу года рубеж в 200 миллиардов. И никакие санкции тут не мешают. Санкции санкциями, а обед (и «Северный поток — 2») по расписанию.

А что же с ценой на газ, если перевести ее в рубли? Мы видим, что она достаточно стабильна. Не взмывает до небес, но и не падает вниз. Плавный и постепенный рост в последние 5-6 лет.

gas1.JPG

График 1 (газ 2012 — 2018)

Перейдем теперь к нефтяным доходам. Здесь цифры и вовсе сенсационные.

oil2.JPG

График 2 (нефть 2012 — 2018)

Таких показателей не было в российской истории еще никогда! А если мы возьмем график с самого начала 2000-х годов, то будет вполне очевидно, что даже в «тучные нулевые» такой дождь из нефтяных рублей на российскую казну не проливался.

oil3.JPG

График 3 (нефть 1999 — 2018)

Однако последуем призыву президента Путина и отнесемся к этим фантастическим цифрам «с пониманием». Из чего же они складываются? Из двух главных показателей. Из цены на российскую нефть марки Urals она торгуется в долларах за баррель. И потом из цены в рублях каждого полученного за проданный баррель доллара.

Например, исторический рекорд цены российская нефть установила 4 июля 2008 года. Тогда один баррель стоил 137 долларов 61 цент. При курсе Центробанка на этот день в 23 рубля 38 копеек за один долларов — один баррель стоил 3 217 рублей.

А, например, 21 января 2016 года нефть марки Urals стоила всего $24,82за баррель. Но курс доллара к рублю составлял уже 79,46, поэтому в одном проданном барреле была 1 972 рубля. Это был пик российского экономического кризиса 2014-2017 годов.

А что сейчас? 24 августа появилось сообщение РБК, что стоимость одного барреля российской нефти впервые в истории превысила 5 тысяч рублей! Вдумайтесь! Чуть более 3 000 рублей в докризисный пик 2008 года. Чуть менее 2 000 рублей на пике нового, «крымского», кризиса. И более 5 тысяч рублей в настоящий момент! Причем с тех пор цена на нефть еще более выросла: к концу сентября — началу октября марка Brent стоит порядка $85 за баррель, российская Urals около$78-80. При курсе 65-66 рублей за доллар, баррель отечественной нефти стоит от 5 050 до 5 300 рублей.

Проще говоря, в последние месяцы российский бюджет получает больше рублевых доходов от нефти, чем когда-либо в истории. И в этот момент правительство не увеличивает инвестиции в человеческий капитал и социальную сферу, а сокращает их, предлагая грабительскую реформу!

Президент, правительство, Государственная Дума и Совет Федерации отнимают у будущих пенсионеров 60 пенсионных выплат (12 пенсий каждый год из тех 5, на которые повышается пенсионный возраст). При официальной средней пенсии по России в 13 345 рублей (данные Росстата на июль 2018 года), это значит, что из кармана каждого будущего пенсионера государство ворует 800 тысяч рублей!

Но остановимся на секунду. До сих пор мы говорили о цифрах только за отдельные пиковые дни. А как обстоит дело со среднегодовыми показателями?

2012 год. Среднегодовая цена барреля нефти марки Urals составляет $110,52, курс доллара — 31,0742 рубля. Итого — 3 434 рубля за один баррель российской нефти.

2013 год. $107,88 и 31,9063. Итого — 3 442 рубля.

2014 год. $97,6 за баррель и 38,6025. Итого 3 767 рублей.

2015 год. Нефть падает до среднегодовой цены $51,23 за баррель, а среднегодовой курс доллара вырастает до 61,3194 рубля. Итого — 3 141 рубль за баррель.

2016 год. Пик кризиса. $41,9 и 66,8335 рубля за доллар. Итого — 2 800 рублей один баррель.

2017 год. После прихода в США на пост президента Дональда Трампа и изменения американской политики нефть вновь начинает расти в цене: в среднем за год — $53,03 за баррель Urals. Среднегодовой курс ЦБ — 58,22982. Итого 3 091 рубль за баррель.

И вот 2018 год. Только за первые 9 месяцев средняя цена российской нефти — 70,61 доллара за баррель. А средний курс доллара за тот же период времени — 61,6653. Итого фантастические 4 354 рубля за один проданный баррель нефти!

 Отсюда становится понятно, почему российские власти достаточно легко относятся к слабости курса рубля. Слабый рубль обогащает бюджет и сырьевиков-экспортеров. Страдает население из-за роста цен и компании-импортеры, однако они не могут сравниться по мощи лоббистских возможностей с нефтегазовыми олигархами. Само государство по сути и есть главный нефтегазовый олигарх.

Но делиться сверхдоходами с народом оно не хочет. Поэтому в уникально благоприятной экономической ситуации, когда деньги есть и держаться не надо — оно повышает НДС, тарифы и пенсионный возраст.

Можно, конечно, возразить, что приведенные мной цифры не учитывают инфляции и нынешние 4,5 — 5 тысяч рублей за баррель совсем не те же самые по покупательной способности, что 5 лет назад, до Крыма, Донбасса и Сирии.

Да, это правда. Давайте пересчитаем стоимость барреля в 2012-2018 годах еще раз — теперь с учетом инфляции. В 2013 году она официально составляла 6,45%, в 2014 году — 11,36%, в 2015 — 12,91%, в 2016 — 5,38%, в 2017 — 2,52%, за первые 8 месяцев 2018 года — 2,4%.

С учетом инфляции мы обнаружим, что в ценах 2012 года баррель нефти стоил в 2013 году 3 233 рубля, в 2014 — 3 178, в 2015 — 2 347, в 2016 — 1985, в 2017 — 2 138, а в январе-августе 2018 года — уже 2 940 рублей. С учетом сентябрьского роста цен на нефть можно предположить, что по итогам 2018 года эта цифра вновь превысит 3 000 рублей и вернется, таким образом, к докризисным показателям

Можно сказать: но ведь цена на нефть неустойчива и зависит от множества факторов. Кто поручится, что, например, если вдруг Трампа в Белом Доме в 2020 году сменит демократ (хотя, имхо, это и маловероятно), нефть не вернется к 25-30 долларам за баррель? Да, это верно. Но это значит, что Россия так и обречена жить на нефтегазовой игле, в поминутном страхе новой кризисной ломки в случае падения цен на сырье.

Президент и правительство должны использовать нынешнюю межкризисную передышку, чтобы избавить нашу страну от этой унизительной зависимости, выстроив экономику с упором не на распродажу природных богатств России, ее недр, а с опорой на умы и таланты людей, населяющих нашу страну, на их творческий потенциал. Этому потенциалу предпринимать новое — не только в бизнесе, но и в науке, культуре — нужно дать политическое, социальное, экономическое пространство. Обеспечить свободу и возможности для максимально полного раскрытия и максимально полной самореализации.

И все возможности для этого есть. Даже президент Путин в своем обращении проговорился, что «в бюджете есть ресурсы для пополнения Пенсионного фонда. Мы как минимум ближайшие 7–10 лет сможем продолжать индексировать пенсии в установленные сроки».

Это и надо делать за счет нефтегазовых доходов, снижая налоги на несырьевой сектор, чтобы за 7-10 лет создать рядом с сырьевой экономикой новую, куда меньше зависимую от колебаний цен на внешних рынках.

Но это могли бы сделать другой президент и другое правительство. А президент и правительство, которые не сделали этого за предыдущие 2 десятилетия — не сделают этого и сейчас. Вместо этого они будут сидеть на горе нефтегазовых денег и экономить. Экономить на стариках и будущем страны, ради затрат на новые войны, на пропаганду вражды и на роскошную жизнь малочисленной безнравственной элиты. Задача построения современной процветающей экономики XXI века — не для них. Это задача для народа России.

Заместитель Председателя партии ЯБЛОКО. Театральный режиссер, художественный руководитель Творческого объединения «Гнездо»